правила новости общий прием гостевая книга
выбор лучших работ журнал лучших работ
вдохновение реклама пересмотр ранга
08.03.2019 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц проекта с Международным женским днем!
31.12.2018 Артишок поздравляет с Новым Годом!
23.12.2018 Астрологи провозгласили Зимнюю неделю на Артишоке. Создадим свою атмосферу праздника!
17.12.2018 На форуме открыта новая дуэль. Отдайте свой голос тому, чья работа придется вам по вкусу!
15.12.2018 На Артишоке открыт конкурс баннеров. Опробуйте себя в новом формате!
11.12.2018 Артишок отмечает шестилетие форума!
23.10.2018 Астрологи провозгласили Тыквенную Неделю на Артишоке. Окунитесь в атмосферу праздника!
29.07.2018 Астрологи провозгласили Неделю Лета на Артишоке. Зарядитесь хорошим настроением!
28.07.2018 У Артишока новый дизайн: обсуждение в теме.
09.05.2018 Артишок поздравляет всех пользователей с Днем Победы!
04.05.2018 Астрологи провозгласили Неделю Киберпанка. Окунитесь в мир будущего и кибертехнологий!
08.03.2018 ARTiSHOCK поздравляет всех участниц форума с 8 марта!
31.12.2017 ARTiSHOCK поздравляет с Новым Годом!
11.12.2017 5-й день рождения ARTiSHOCK'а: наши поздравления с праздником.
01.09.2017 Астрологи провозгласили Сказочную неделю. Расскажите свою сказку!
05.07.2017 Обсуждаем новый дизайн! Выполнен мастером голоцен.
04.07.2017 Давайте поиграем в мафию? Запись до 10 числа включительно.
01.07.2017 Выбирать лучшие работы теперь гораздо проще и удобнее! Читаем краткий урок.
29.06.2017 На Артишоке работает новый код. "Поиск последних работ", он упрощает ознакомление с новым и интересным в арт-темах, рекомендуем опробовать. Это должно облегчить голосование в лучших работах. Доступен в форме ответа.
27.06.2017 Всем, кто обновит свою тему с 27 июня по 1 июля включительно будут вручены особые награды "Ивана купала". Темы участников таблицы пробудут закрепленными до 1 июля включительно.
29.05.2017 Астрологи провозгласили неделю ужаса. Бойтесь и трепещите!
05.05.2017 Изменены условия партнёрства с Артишоком. Подробнее читать здесь.
12.04.2017 Улыбнулся и сказал "поехали!" «космо-неделя» для всех и каждого! Присоединяйтесь.
07.04.2017 Приглашаем принять участие в конкурсе-флешмобе «Реклама для Артишока».
17.03.2017 Астрологи провозгласили неделю магии. Прирост графики с чудесами увеличен. Присоединяйтесь!
08.03.2017 Поздравляем наших дорогих дам с женским днем! Оставайтесь такими же прекрасными! И не забывайте обновлять тему с работами до 10 марта, чтобы получить праздничную награду в профиль.
26.02.2017 Астрологи провозгласили неделю комиксов. Прирост графики по комикс-вселенным увеличен. Присоединяйтесь!
24.02.2017 В честь каждого праздника на шоке отныне действуют наградки. Таким образом мы хотим поощрить арт-активность. Всякий, кто обновит свою тему до 25 февраля включительно - получает наградку.
18.02.2017 Эксперимент удался, а значит, что теперь на все праздники артишок ожидают тематические награды и "праздничная" таблица, в которой все темы с "табличными" работами будут закреплены в соответствующих разделах.
13.02.2017 В качестве эксперимента, к дню влюбленных выделены "табличные" темы в соответствующих разделах. Потому что Артишок вас любит.
12.02.2017 На форуме ко дню святого Ламантина действует возможность получить лучи добра и обожания от администрации в профиль. Для того нужно обновить работами свою тему в период с 12.02 по 16.02 включительно. Развлекайтесь!
20.01.2017 На форуме обновлены смайлы, огромное спасибо mr. morningstar за то, что сделал несколько авторских пиксель-артов и любезно предоставил их форуму.

ARTiSHOCK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ARTiSHOCK » ПАРТНЁРСТВО » REVOLT


REVOLT

Сообщений 121 страница 150 из 171

1

https://i.imgur.com/9F39p2X.png

W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

121

р а з ы с к и в а ю т с я

http://s2.uploads.ru/qS7wf.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
dwayne johnson

» имя, возраст:
Николас Прайс, 40+
» принадлежность:
Человек предпочтительно.
» профессия:
Бывший офицер СВ США. Ныне - член боевой группы вигилантов в побочном штабе Южной Дакоты.

» способность:
--
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Ник очень сильный человек, обладающий железной волей и не менее прочными мускулами. Солдат с большой буквы, умеющий не только подчиняться приказам, но и отдавать их.
Судьба служения родине была выбрана Ником самостоятельно в сознательном возрасте. Прайс прошел ни одну войну и, казалось, вообще не знал мирной спокойной жизни, стараясь добыть её для других, числясь в рядах сухопутных войск США - того самого надежного костяка американской армии, взваливающего на свои плечи основную грязную работу по поддержанию мира и порядка. Побывал Прайс и в горячих точках, отслужив свое в раздираемом внутренними конфликтами Афганистане.
Лишь в тридцатых годах Ник вернулся под мирное небо, обзавелся семьей и менее опасной работой офицера полиции. Здесь его и застало противостояние ренегатов и вигилантов. С самого начала Ник принял сторону вигилантов, у него не было мыслей о лжи их идейного лидера, не появилось их и впоследствии, наоборот, Прайс убедился в его правоте, когда в ходе хаоса потерял самое дорогое - жену и одну из дочерей. И если в начале разрастающейся бойни Ник старался держаться в стороне, оттягивая ответ своем прошлому руководству и возвращение в ряды военных, то когда на его жену с дочерью напали и зверски убили в паре кварталов от родного дома, не стал медлить. Отправив вторую дочь к бабушке с дедушкой в Южную Дакоту, Прайс вернулся к тому, что умел делать лучше всего - служить своей стране.
Чувство вины довлеет над Ником, но он старается не показывать этого окружающим. В отряде является не только лидером, но и верным товарищем своим бойцам. У него есть подход к каждому, не только силовое воздействие и общение на языке приказов и рангов. Несмотря на свои военные привычки, Ник придерживается мнения, что в отряде должна быть не только дисциплина, но и доверие друг к другу.

http://sg.uploads.ru/DsUK8.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jesse eisenberg

» имя, возраст:
Джейсон Линдон, 25+.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
Бывший программист-фрилансер, ныне - информатор/боевик вигилантов побочного дакотского штаба.

» способность:
алаптивная память мышц, если нет - что-то полезное в боевых условиях.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

У этого парня не было жизненных драм или тяжелых жизненных испытаний. Он рос обычным подростком, который был большую часть времени предоставлен сам себе: лонгборд, комиксы, компьютерные игры, травка и шумные вечеринки - все, что интересовало Линдона до колледжа, к моменту поступления в который парень увлекся программированием. Нет, великим хакером, Джейсон не стал, но достаточных для устройства в крупную компанию, разрабатывающую игры, навыков добился. Работал фрилансером, так как не видел смысла просиживать штаны в офисе. Коммуникабельный, обаятельный и остроумный Линдон крайне быстро вливался в любой коллектив, но общение с теми или иными людьми ему быстро надоедало, и он шел искать что-то новое, поэтому никогда не сидел на месте, много путешествовал. Война застала Джейсона как ни странно дома во время усиленной работы над очередным бестселлером, ломающим нежную детскую психику чрезмерным насилием. Сторону конфликта за парня выбрала семья, где почти каждый за исключением разве что дедушки работал на правительство.
Свою способность Джейсон открыл в себе поздно, когда уже оказался в одном из побочных штабов, где служил его отец. Попав по глупости своей в опасную ситуацию и едва не угробив несколько человек, Джейсон смог выкрутиться с помощью проснувшейся адаптивной памяти мышц, изобразив несколько трюков, которые видел в своей же видеоигре. В целом Линдон был доволен новыми силами, хоть подсознательно и рассчитывал на что-то более “интересное”. После этого случая парня запихнули именно запихнули под крыло Ника, чтобы тот обучил неуемного Джейса полезным навыкам и направил его энергию в нужное русло. Линдон полезен как информатор, ибо умеет и любит общаться с людьми, он пронырлив, но порой болтает так много, что его хочется заткнуть силой.

http://s0.uploads.ru/9o3AO.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe saldana

» имя, возраст:
Маккензи Вуд,около 30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Техник, механик-подрывник в побочном штате вигилантов в Южной Дакоте.

» способность:
Понимание сути вещей.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Маккензи типичный пример девочки, выросшей в семье, где хотели мальчика. Рано ушедшая из жизни мать так и не смогла подарить своему мужу сына, поэтому Льюису - дальнобойщику из Миннесоты пришлось воспитывать дочь. Несмотря на то, что он впоследствии женился снова, большую часть своего детства Маккензи провела именно как мальчишка. С мачехой и младшими братьями у девушки отношения были ровные, но не слишком теплые. После второго брака Льюис переехал в Массачусетс, открыл автомастерскую, в которой Маккензи пропадала целыми днями, так как вместе с первыми прыщами открыла в себе способность к пониманию сути вещей. Вуд могла бы стать отличным инженером, к чему и шла, поступая в Массачусетский технологический, но судьба решила распорядиться иначе. Связавшись не с самой хорошей компанией и влюбившись в их лидера, девушка пошла по темной дорожке, вместо работы в научном центре или институте Маккензи помогала перебивать номера и продавать детали от краденных машин. Поругавшись с родными на почве своего вылета из университете, Вуд ушла из дома, пытаясь себя убедить, что это именно та жизнь, которая ей нужна. Надежды девушки разбились, когда она обнаружила в гараже, в котором работала, бомбы, а своего парня в объятиях другой. Как оказалось, банда решила примкнуть к местным экстремистам и помогала им в организации преступления. Они рассчитывали, что Маккензи поддержит их идеи, поможет настроить бомбы и расставить их по периметру, объединив в единую сеть. Вместо этого осознавшая свою неправоту девушка вывела взрывные устройства из строя и сбежала, а потом без угрызений совести донесла на всех. Вынужденная скрываться от гнева своих бывших друзей, Вуд не сразу смогла вернуться домой, а когда это произошло, обнаружила отца, прикованного к инвалидному креслу. За время отсутствия Маккензи он попал в аварию и сломал себе позвоночник, его семья развалилась. Льюис был едва ли не в шаге от того, чтобы покончить с собой, но дочь вытащила его “из петли”, пообещав больше никогда не оставлять. Когда началась последняя война, Вуд заканчивала институт, попутно ухаживая за своим отцом. Там её и нашли, пригласив талантливую выпускницу работать на вигилантов, Маккензи согласилась, но только с условием, что её отца устроят должным образом. Обосновавшись в Южной Дакоте, Вуд примкнула сначала к технологической группе, а после перешла в боевую.

Хочется увидеть вигилантов вне предела главного штаба. Что касается взаимоотношений конкретно персонажных, то, думаю, это лучше обсуждать уже на месте. Уверен, что боевики друг с другом могут быть знакомы. Также не сомневаюсь, что вы сможете связать себя и с Шинэйд (автором текста и этих прекрасных артов), которая одно время была на стороне вигилантов в штабе Детройта.

Это лишь основной костяк отряда, который не возбраняется пополнять новыми членами и информаторами. Внешности меняемы, кроме, пожалуй, внешности Ника, ибо Дуэйн уж больно колоритен. Имена в общем тоже можно изменить, как и детали биографии, но все по предварительному согласованию можете обращаться как ко мне, как и к Шинэйд

п р и м е р п о с т а

Иногда боль — нечто большее, чем крик чувств. Она отделяется от тебя самого в целый мир, наполняемый красками — часто черными, еще чаще багряными — с бледными разводами-вспышками, а ты отступаешь в сторону, прочь от этой агонизирующей вселенной, как путешественник, которому больше не рады. Отступаешь и наблюдаешь за тем, как этот мир насыщается цветами.

Боль Курта была бледно-голубого цвета. Как невыразительное, но все еще теплое сентябрьское небо  над головой. Намного светлее, чем нашивки на форме ренегатов, намного.  Совсем другой оттенок. Чем-то напоминает чистый небосклон над дикими афганскими горами.
Он отчаянно цепляется за этот цвет, до последнего отказываясь сдаться, смежить веки и погрузиться в черноту. Ведь это означало бы только одно — идти навстречу забвению, вычеркнуть из памяти бой, шум выстрелов, падающих на землю товарищей.
Из мира боли безумно хочется вырваться — самое время обратиться к Богу, черту, кому-нибудь из тех фантомных покровителей, в которых начинают неистово веровать солдаты, проводящие в окопах не сутки, а больше. Дни и ночи напролет.
Проблема заключалась в том, что Курт Бреннер больше готов поверить в обволакивающую тьмой вечности пустоту, чем в небесные силы, хотя и в ней не уверен. Он не способен выбрать меж двух дорог — веры и атеизма, потому протаптывает собственную трупу, в конце которой надеется повстречаться наконец со смертью.
Только чтобы ее переупрямить, конечно. В очередной раз.
Так-то они уже давно знакомы.
Но этот путь тернист. Курт пытается делать по нему робкие первые шаги, каждый из них дается лишь с усилием воли, каждый направлен на то, чтобы не дать памяти угаснуть, а карим глазам — закрыться и иссохнуть. Он не видит лица близких и не слышит их голоса; удивительно, но это он даже осознает и думает, что они на него обиделись бы.
С этой мыслью он все же закрывает глаза.
Но все еще чувствует, как тело покидают капли крови-тепла. В голове остается один только холод.
Словно пришла зима, а его раны дымятся на морозном ветру.
Забытье казалось бесконечно долгим.
В какой-то момент дышать стало немного проще, боли почему-то стало меньше. Бреннер так и не понял, что вдруг позволило ему хоть немного согреться. Веки все еще были неимоверно тяжелыми, потому немец не видел, что именно за тени мелькали над ним, не понимал, кому они принадлежали, вообще не ощущал их присутствия. Единственное, что как-то еще удерживало разум на плаву, — звук посторонних голосов, но разобрать, что они говорили, было невозможно.
Одно только Курт знал наверняка — он все еще жив.
Опознавательным знаком тому была дикая, ледяная боль, разливающаяся по жилам. В смерти же боли не чувствуешь.  Наверное.
И Курт снова начал мысленно шагать по проторенному ранее пути. Вспоминал, чтобы потом вновь научиться осязать и воспринимать.
Он и еще пара «стариков» из главного штаба рядом с айовскими новичками. Столкновение патрулей. Вышибленные мозги веселого, бойкого парнишки, совсем еще «зеленого». Алекса. Кажется, так его звали. Потом ранения. Чей-то гомон, топот ног.
Какая-то трусливая зараза продырявила его несколько раз так, чтобы он помучился. Специально. Мстительно. И, как следствие, непрофессионально. Когда Курт спускал курок, то последствия были всегда фатальными. Он работал «чисто».
Что, впрочем, не уберегло его от участи… военнопленного? С перспективой превратиться в жертву боевых действия еще до того, как… куда его везут?
Бреннер наконец разлепил глаза, впившиеся в потолок автомобильного салона. Его куда-то транспортировали, но… не свои?
Мутный взгляд начал растерянно бегать по кругу, примечая женщину за рулем, неизвестный пейзаж и… пистолет.
Он ему был нужен. Определенно. Или чтобы вырваться. Или чтобы успеть пустить себе пулю в висок. Других «благополучных» вариантов событий у Курта не было. Попасть в руки ренегатов — подписать смертный приговор не только себе, но и всему штабу. У немца не было иллюзий насчет методов допроса службы безопасности Риндта; там отнюдь не олухи с всепрощающей любовью к ближнему сидят. Рано или поздно они вытянут у него всю доступную ему информацию, неважно, каким образом, но вытянут. Этого нельзя допустить ни в коем случае.
Курт с трудом пошевелил пальцами правой руки. Можно, конечно, держаться до последнего, но состояние  у него плачевное. Часть ран, возможно, неким таинственный образом и исчезла (может, они ему в бреду привиделись?), но обильная потеря крови сделала свое черное дело: Бреннер был чертовски слаб.
Мы еще поборемся.
Он не спешил сообщать водительнице о том, что пришел в себя. Предпочитал играть роль полумертвого — это пришлось особенно кстати, когда машину остановил дорожный патруль поборников «мира, любви и равенства» . В понимании Риндта, конечно. Курт заставил себя прислушаться к произносимым словам и рассуждать, что же, черт возьми, происходит.
Судя по гарнизонам на трассах, Линкольн и его лучшие друзья заботились о безопасности Висконсина, ограждая его от неприятностей в виде вражеских разведчиков и торговцев оружием. Это может стать проблемой в будущем, если ему удастся угнать тачку. Раненого за рулем никто далеко не отпустит.
Он открыл глаза уже после того, как форпост миновал.
Или сейчас, или никогда.
Превозмогая взвывшую по всему телу боль, Курт дернулся, резко потянувшись за так беспечно кинутым оружием. Еще пара мгновений — и дуло пистолета уже смотрело на Нив.
— Я… настоятельно… рекомендую представиться… и сказать, куда вы меня тащите.
На пустые угрозы Бреннер никогда не разменивался. Просто потому что всегда действовал, а не говорил.

0

122

http://sg.uploads.ru/y0GJB.png  http://sd.uploads.ru/b0gP7.png   http://s1.uploads.ru/CXj9W.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
woody harrelson

» имя, возраст:
Jeremiah Nort [Джеремайя Норт]. Старше 40 лет.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
глава внутренней службы безопасности побочного штаба в Южной Дакоте.

» способность:
на выбор, но соответствующая рабочему профилю ВСБ (в приоритете носители с ментальной способностью); отдельно выделю гипноз, убеждение и телепатию.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.


Пример достойной серьезности, ясности и однозначности. Этот человек без труда умеет расположить к себе. Выросший в азартном Лас-Вегасе, преподаст ценных уроков на девять жизней вперед, множество из которых в нужный момент спасут ваши карманы от участи быть выпотрошенными на потеху. Между тем, старый лис и сам совершенно точно стратег и хладнокровный игрок в покер. Запросто заговорит зубы, но выражать свои намерения предпочитает делом, нежели голой словесностью. Знает толк в по-настоящему хорошей музыке, постиг дзен в умении уворачиваться от каверзных вопросов, совершенно не пасуя перед де-факто излюбленным развлечением местных пташек — додумыванием невероятных финтов его биографии. О нем сослуживцам известно не много. По правде сказать — почти ничего, что значительно добавляет ажиотажа вокруг его загадочной фигуры, превращая безобидное развлечение южнодакотских вигилантов в настоящий креативный поединок со ставками (а как тут еще скоротать время на часах?).

Кроме того, Джеремайя, пожалуй, один из немногих в штабе способен совершить околобиблейское чудо: без каких-либо угроз и применения штрафных санкций заткнуть нескончаемый поток бессмысленного угадайте чьего трепа (невежливо тыкать пальцем на Джейсона) еще до того, как он спровоцирует жажду крови у всей команды дознавателей. Не глуп временами пошутить над собой и сослуживцами, пожурить золотую молодежь за дело и по большей части привык брать оплот не той неоспоримой авторитарностью, что несет его взгляд, а умением находить уникальный подход к каждому. (Прочь из наших голов, Норт!)

Весьма обходителен с дамами, но нередко в личное время его можно заметить в уединении, предпочитающим компанию стакана отменного виски или хорошей книги. В общем и целом производит впечатление умудренного жизнью Гэндальфа, только кругом не орлы, а дятлы, однако несмотря на него — Джеремайя далеко не самый добрый волшебник, вынужденный каждодневно принимать весьма непростые, порой и требующие немереной жесткости решения, а также нести ответственность за исправное функционирование одного из самых важных отделов на страже сохранности человеческих жизней. Заигрывать, как говорится, с ним можно, но осторожно — некоторые шкафы со скелетами лучше оставить в покое, а тишину — могилам.

Мой персонаж — яблочко, упавшее далеко от уважаемой в военных кругах яблони, забравшись в лохматую подкорку которого, закономерно ожидаешь увидеть свалку мальчишеских комплексов, тяжкие (нет) думы о юбках и прочую ерунду (что, в общем-то, недалеко от правды), но в итоге все выходит гораздо сложнее и запутаннее. Классика.

Не постесняюсь предложить многое. Найдется место как забавам, непринужденному соседству бок о бок и обоюдноострым подколкам с преподаванием уроков на девять, десять, двадцать жизней вперед — хоть заставляй разбежаться в стену и воспроизводить экзотику бразильских танцев, — так и более интимной связи (да вот, той самой), что, при всем осознании цветущего ядерными грибами и пахнущего порохом демократичного 2038-ого, довольно нелегко принять, учитывая конфликтующие темпераменты и разницу в (показателях IQ) возрасте. Но настаивать ни на чем не стану. Со своей стороны я открыт к любой помощи и обсуждению нюансов.

Запредельных требований не выдвигаю. Подстраиваться не попрошу: неизменно главной для меня остается идея, а не способ ее донесения.

Добавлю сюда лишь то, что персонаж готовится стать частью дружной и сплоченной семьи. И в данном случае я говорю не только за форум целиком, но и за наш уверенно растущий южнодакотский состав. Этим ребятам так же есть что предложить, ибо мы далеко не какие-нибудь аутсайдеры, тихо и мирно существующие в стороне. Готовы лезть в самое пекло — пожалуйста, обеспечим. Совместные операции активно ведутся с главным штабом, мобильности главы отделов отнюдь не лишены. Ну а если предпочтительнее сугубо моя компания — тоже хорошо, никто не станет дергать за бороду и совать бумажки под нос — на то у Джеремайи целый отдел крепостных. У меня на персонажа большие планы, только приходите.

О ВНУТРЕННЕЙ СЛУЖБЕ БЕЗОПАСНОСТИ
отдельное спасибо Филиппу Карро за основную информацию

— Отдел, специализирующийся на вычислении и поимке диверсантов разного рода, наблюдении за теми, кто потенциально может ими стать.
— Имеет свои глаза и уши на каждом из уровней.
— По возвращению в штаб с той или иной миссии, каждый сотрудник обязан пройти проверку внутренней службой безопасности. Допросы проводятся дознавателями.
— Ведет учет выдачи оружия и патронов. Оружие выдается сотрудниками данного отдела, которые регулярно отчитываются перед главой ВСБ и советом штаба. Глава ВСБ также входит в состав совета штаба.
— Производит проверку лояльности новичков, перебежчиков и прочих желающих присоединиться к стороне вигилантов.
— Занимается внутренними расследованиями, сюда включая дела несанкционированного сбыта ресурсов, оружия, саботажа и утечки информации.
— Глава ВСБ руководит отделом, распределяя работу. К нему же стекаются все отчеты по миссиям и подозрительной активности. Он решает за кем установить наблюдение и сообщает руководителям отделов о тех, к кому стоит приглядеться. Сам ведет допросы руководящего состава и крупные дела.

п р и м е р п о с т а

После часа глубокого сна Инди обычно просыпался на редкость бодрым и полным энергии, а это, в свою очередь, сказывалось на всем окружении. Проще было с наличием чувства юмора. Воспринимая его болтовню всерьез, так и вовсе решишь, что в завернутых мозгах парня не генерируется ничего, кроме дури и болтовни про дурацкое телешоу, до сих пор имеющее успех у представителей сильнейшего, но явно не в решении логико-математических задач, пола. Разве девчонки в открытых купальниках  — само по себе явление не знаменательное? Только подумайте — еще и заставить их драться в таком прикиде на ринге. Вот чего явно не хватало суровым солдатским будням, по авторитетному мнению Джейсона Линдона.

От долгого нахождения в самых извращенных позах из курсов йоги для продвинутых, в которых простым солдатам по долгу службы ежедневно приходилось спать, есть и справлять иные нужды, — сводило кишки, и парень искренне сожалел, что природой ему не дано просчитывать вероятности успешных съездов при очередном долгосрочном поручении. Уже на стадии вынужденной подготовки Инди решительно заявил, громко, с чувством, с расстановкой, раз пятьдесят (под все оттенки боли от тренировок с Ником Прайсом), что они с армейской дисциплиной и солдатским пайком не созданы друг для друга. Но собака зарыла кости вовсе не в изнеженности «наманикюренных» линдонских пальчиков, и даже не в его феноменальном обыкновении класть большой-эрегированный на все виды ответственности. Невзирая на послужной список преимущественно элементарных заданий, в протоколе распределения очевидно значившихся под индексом «для малышей от пяти лет и старше» — иначе зачем посылать туда младшего Линдона, как-никак с подачи старшего обеспеченного бонусом «плюс сто к сохранности зада» в виде нянек, бдительности в сопровождении которых позавидовала бы личная гвардия Элдермана, — Линдону война успела дыхнуть и в затылок, и в лицо, и к запаху этого освежающего дыхания, надо сказать, несравнимому с летним бризом, он привыкать никак не желал. Нет, чем прописывать чьей-то жизни вечный «GAME OVER», прикрывая это вынужденностью и долгом чести, как было бы проще с самого начала, на словах он предпочитал «вытащить из уютных окопов лидеров двух песочниц, нарядить их, как участниц вечного «Glow», и пусть катаются по подиуму, попутно выясняя за детские обиды и политические распри, в желе да в девчачьих купальниках», — да в чем угодно, лишь бы люди вокруг прекратили дохнуть, как хомячки. Из уст самого Линдона это всегда звучало забавно — что он умел, так это чесать языком, и неважно, что за дерзкими бреднями порой скрывались какие-то менее дерзкие вещи.

Сонно хлопая себя по многочисленным карманам куртки, лениво вслушиваясь в происходящее и одновременно стараясь не придушиться ремешками от снаряжения, знатно доставшими мальчишку за день и напоминавшими ему галстук висельника из историй о бравых пиратах, он наконец заметил искомое прямо в руках, поняв, что день обещал быть долгим. Уже подходя к КПП, выронил сигареты, неслышно выругался шуткой про душевые.

Движение у ворот гарантировало если не зрелище, то пару лишних ушей. Джейсон кивнул сослуживцам, смутно узнавая лица, кажется, с прошлой попойки, предпринял попытку перекинуть винтовку с затекшего плеча, чтобы по-человечески прикурить, но вместо этого рассеянно ткнул ею попавшегося под руку гражданского.

Оу... Док, — нашелся парень, во время разглядев торчащие из-под пальто полы медицинского халата, — Mille pardons1. Это я так рад вас видеть.

Линдон, сделай всем одолжение — вышиби уже себе мозги, а, — не первый подобный джейсонов случай — это можно понять по показательному ворчанию постового, очевидно ставшего «жертвой» предыдущей «стычки», сделавшего над собой дополнительное усилие при виде расползающихся острым разрезом уголков подвижного рта.

Вход на территорию только по спецпропуску. — Предназначалось на этот раз не ему.

Уже не отрицает, что они у меня хотя бы есть. Да он моему приезду радуется больше, чем горячим объятиям любимой жены. — Джейсон расслабленно фыркнул, втискиваясь в круг повеселевших товарищей — их это развлекало не меньше, и наблюдая за раскручивающимися в воздухе облачками дыма, через их множество и слой стекла замечая плохоскрываемую ямочку на щеке приятеля, примирительно поднял руки, оставляя в покое оружие и неосторожно шкрябнув накладкой себе по лицу. Вопреки мальчишескому азарту, испытываемому каждый раз при заполучении Инди опасных игрушек, сейчас боевую подругу хотелось только пнуть в ближайшую канаву и отправиться искать себе компанию «по калибру».

Зажатую в губах сигарету трясло вместе с Джейсоном, не отошедшим от пары суток трясучки в закрытом пространстве. Если к путешествиям он привыкнуть успел давно, то к комфорту грузового отсека гроба на колесах, ласково называемого одним из бессмертных водил «тандерберд» — нет, спасибо. Линдон, признаться, сам и не прочь подержать за поводья стольких лошадиных сил, но тогда обратный путь от Мичигана до Южной Дакоты пришлось бы проделать пешком.

Чегой-т их сюда как магнитом тянет в последнее время?

На твою рожу поглазеть? Другого развлечения здесь все равно нет.

Кого-нибудь еще сегодня было видно? Мелкая Триши не забегала? — как бы между прочим поинтересовался парень, на деле вспоминая об одном непрямом поручении командования. Впрочем, как всегда — в последний момент.


1 тысяча извинений.

Отредактировано Почтальон (09-08-2017 06:29:45)

0

123

http://s6.uploads.ru/JwIz7.png
Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях — подразделение Министерства внутренней безопасности США, занимающееся координацией действий по ликвидации последствий катастроф, с которыми не способны справиться местные власти.

До начала войны мы были единым подразделением, оперативной группой по ликвидации последствий катастроф, природных катаклизмов, террористических актов. Мы были элитной единицей Министерства внутренней безопасности USA, гордо носившие звание офицера F.E.M.A. Данная акция создана для поиска бывших сослуживцев.

http://s8.uploads.ru/lPCL8.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Brian Jacob Smith

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Маллет" (Mallete), 28+
» принадлежность:
Человек или носитель на выбор игрока
» профессия:
Лейтенант FEMA
Член разведгруппы Ренегатов

» способность:
Если носитель, то в приоритете шестое чувство, амфибизм или видение в темноте
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженец города Гринсборо, штат Северная Каролина. Отец - учитель математики в средней школе, мать – продавец в цветочном магазине. Военное звание: Лейтенант. Гражданская специальность отсутствует. До попадания в  отряд служил в морской пехоте. Был демобилизован из-за незначительного  ранения, полученного на одном из боевых вылазок, чем закончил свою карьеру военного. В  ФЕМА его привела будущая жена, которая служила военным врачом в полевом госпитале в Чикаго. В последствии возглавил вместе с женой один из оперативных отрядов. На одном из заданий группа, которой руководил военный попала под перекрестный огонь двух враждующих группировок. В результате большая часть группы, включая его жену погибла. Маллет специалист по рукопашному бою, прилично стреляет, отлично владеет холодным оружием. Никогда не расстается с именным кинжалом, подаренным супругой до гибели. Ты винишь себя за то роковое решение, повлекшее за собой череду смертельных событий и это понятно. Я стал единственным старшим офицером, который не осудил тебя, а поддержал. Все считали, что ты "надломлен" до конца жизни, но ты оказался сильней, чем все предполагали. Ты вновь надел форму и взял в руки оружие, чтобы защищать уже другой отряд на задании. Я, в свою очередь, доверил тебе не только место в своем отряде, но и сделал тебя своим заместителем.

http://s8.uploads.ru/PXvUB.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Crystal Marie Reed

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Джил" (Gille), 25+
» принадлежность:
Человек или носитель на выбор игрока
» профессия:
Уорент-офицер FEMA
Член IRB

» способность:
Если носитель, то в приоритете телепортация, электроперемещение или эффект хамелеона
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженка города Су-Фолс, штат Южная Дакота. С детства мечтала стать военным, но волей судьбы попала на инженерный факультет Университета Огастана, который с успехом закончила. Отец слесарь в авторемонтной мастерской, мать умерла от болезни еще в детском возрасте. Военное звание: Уорент-офицер. Гражданская специальность инженер связи. Водит все, у чего есть руль и хотя бы одно колесо. В ФЕМА ты попала записавшись в волонтерскую программу. Ты была исполнительна, проявляла себя как грамотный специалист. Это не могли не заметить твои кураторы, которые и посоветовали принять тебя сначала в штаб организации в твоем родном городе, а потом переводом ты попала в Федеральный штаб. Мы познакомились с тобой на одном из брифингов по предстоящему заданию, меня поразила твоя вовлеченность и желание быть полезной. Тогда я, используя связи в "верхушке", запросил тебя в свой оперативный отряд.

http://s4.uploads.ru/A1rzO.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Samuel Witwer

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Форд" (Ford), 30+
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Сержант FEMA
Искатель ренегатов

» способность:
Биолокация
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженец города Сан-Диего, штат Калифорния. Женат, есть маленький ребенок. До того, как попал на службу в ФЕМА работал пожарным в родном городе. Самый опытный член отряда, наставник и покровитель новичков. Военное звание: Сержант. Гражданская специальность поисковик-спасатель. Один из самых ценных членов отряда при операциях связанных с поиском пропавших во время землетрясений, оползней, лавин. С помощью способности с легкостью определяет положение пострадавших людей. По специфике предыдущей работы подкован в поведенческой психологии, при необходимости всегда выступал в роли переговорщика. Когда я увидел тебя впервые, то не смог поверить, что работая на такой работе ты не теряешь позитива и жизненной энергии. Ты всегда способен подобрать нужные слова, чтобы скрасить даже самое мрачное и удручающее положение команды. "Вселюбимчик" отряда. Отлично управляется с веревками, тросами и всем прочим, из чего можно завязать узел. Способен придумать и смастерить средство для транспортировки пострадавшего из "спички и носового платка".

http://s9.uploads.ru/Je76F.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Max Riemelt

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Трой" (Troy), 28+
» принадлежность:
Человек или носитель на выбор игрока
» профессия:
Сержант FEMA
Партизан Ренегатов

» способность:
Если носитель, то в приоритете защитное поле, иллюзия пустоты или криокинез
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженец города Джуно, штата Аляска. Воспитанник детского дома. За свою жизнь поменял не одну приемную семью, но внутренняя свобода всегда была была на первом месте, по этому он часто сбегал. Имел приводы в полицию за мелкие нарушения, кражу, хулиганство и бродяжничество. Военное звание: Сержант. Гражданская специальность отсутствует. После обязательной военной службы ты решил, что армия - это место, в котором никто не судит тебя по прошлым ошибкам. Здесь тебя оценивают в реальном времени и за реальные заслуги. Трой присоединился к моему отряду изначально только на одну миссию, но после предложил принять его, как он выразился, на "выездные мероприятия", чтобы не чахнуть в охране штаба. Самый немногословный и собранный, порой черезмерно серьезный и бывает жесток. Тебя немного побаиваюсь даже я. Основная позиция в нашей оперативной группе защита членов команды.

http://sf.uploads.ru/1rZnD.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Chyler Leigh

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Сирена" (Sirena), 25+
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Капрал FEMA
Медицинская группа Ренегатов

» способность:
На выбор игрока абсолютная память, гениальность, прохождение сквозь объекты или эмпатия
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженка города Бирмингема, штат Алабама. Потеряла родителей после начала войны. Военное звание: Капрал. Гражданская специальность медицинская сестра. Если бы меня попросили описать тебя одним словом, то это было бы слово чудачка. Нет, ты не стоишь на голове или что-то в этом роде, но твоя голова постоянно выдает безумные и интересные идеи благодаря которым значительно облегчается наша жизнь в отряде. Ты грамотный медик и основная ноша по оказанию первой помощи пострадавшим в "поле" возложена на тебя. Я люблю тебя за твою искренность и веру в лучшее. А ты меня за умение готовить пончики со сливочным кремом. Гидеон зовет тебя хомяк, так как ты вечно что-то жуешь, чем-то хрустишь. В кармане твоей спецовки постоянно можно обнаружить пакетик с чипсами и шприц-ручки с медикаментами. Тебе кажется, что ты прекрасно поешь, что ты неоднократно демонстрировала во время поездки на очередное задание, но основной акцент нужно сделать на слове "кажется".

http://s2.uploads.ru/IRTE6.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ryan Kelley

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Гидеон" (Gideon), 27+
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Капрал FEMA
Боевая группа Ренегатов

» способность:
На выбор игрока пирорегенерация, пирокинез, плавление или инфракрасное зрение
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженец Мельбурна, Австралия. Эмигрировал вместе с родителями после окончания школы. Военное звание :
Капрал. Гражданская специальность химик-технолог, специализация фундаментальная и прикладная химия. Своим образованием обязан родителям-ученым, которые пророчили большое будущее в мире химических реакций молодому парню. Но вместо колб и склянок ты выбрал спортивный зал и бодибилдинг. Занимался боевыми единоборствами и развивал свои знания в области практической химии. После того как тебе не удалось поступить на службу в полицейское управление ты пришел в ФЕМА, но за недостаточностью опыта твой первый запрос был отклонен и ты пошел набираться опыта, работая охранником в местах лишений свободы. Повторный запрос спустя несколько лет в адрес нашего департамента был одобрен и тебя сразу распределили в оперативную группу. Твоя основная позиция в группе это поддержка, причем боевая и научно-аналитическая. Твои практические знания по части химических реакций позволяют с помощью пары реактивов и бутылки с газировкой очистить источник воды или устроить небольшой фейерверк.

http://s0.uploads.ru/lUbCd.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Blake Lively

» имя, возраст:
Имя на усмотрение игрока, позывной "Женевьева" (Genevieve), 30+
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Рядовой FEMA
Дознаватель побочного или главного штаба на выбор игрока

» способность:
омнилингвализм или детектор лжи
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка

Уроженка города Чикаго, штат Иллинойс. Дочь высокопоставленного чиновника. Военное звание: Рядовой. Гражданская специальность специалист по внешним коммуникациям, переводчик. Избалованная девчонка попала в оперативный отряд, как говориться, по блату. Отец девушки занимал пост в правительстве штата, где базируется головной департамент внутренней безопасности страны. Так как моя группа на тот момент не имела переводчика, то золотой ребенок попал именно в мой отряд. Ты свободно говоришь на 5 языках, еще на четырех можешь изъясниться и понять общий смысл того, что услышала. Изначально все были настороженны к твоей персоне, но как оказалось зря. Тебя не испортили папины деньги, а лишь предоставили возможность исполнить свою главную мечту - помощь нуждающимся. Ты довольно ранимая и любишь читать литературу на языке оригинала. Ты с виду абсолютно беззащитная, но это ошибочное впечатление, ты прошла серьезный курс боевой и психологической подготовки и можешь постоять за себя и любого члена своей команды.


Отношения, думаю будем выяснять уже после того, как вы заинтересуетесь персонажем. Скорее всего я соглашусь на любой ваш вариант. Так уж получилось, что все распределены в разные подразделения главного штаба, а это значит, что ваш приход порадует многих участников данного волшебного форума. Так как мы в свое время "хлебнули не мало", то флешбеки однозначно обещают быть впечатляющими. От ликвидации последствий урагана во Флориде, до сошедшего с рельс поезда в Канзасе. Здесь наша фантазия не ограничена. Что касается настоящего времени и личных эпизодов, то думаю игры хватит на всех.

Дополнительно и важно, что ВСЁ (включая вашу сторону) возможно изменить при предварительном обсуждении и согласовании. Все персонажи, указанные в данной заявке - это только очень примерный скелет, обязательным пунктом которого является служба в подразделении ФЕМА. Эта заявка является только подсказкой, для написания анкеты. Основное требование к соигрокам - это не пропадать. Всех уже заочно люблю и очень жду.

п р и м е р    п о с т а

Все началось рано утром. Около пяти утра город загудел, словно тронутый ураганом океан. Волны шума распространялись от центра города, как рябь, от брошенного в середину озера Мичиган булыжника. К привычному запаху соседней кондитерской добавился запах горелой пластмассы. Накалялась обстановка около месяца. Город ждал огня и вот дождался. Теперь он захлебывался в собственной жестокости и нетерпимости. В этот момент было принято решение покинуть город, который до последнего пытался сохранить нейтралитет и не начинать войну.

Штаб FEMA практически перестал существовать после взрыва на саммите ООН. Лидер организации погиб при взрыве. Несколько отрядов, включая отряд, которым руководил Хоуп, все еще функционировал...по инерции. Ребята как зомбированные продолжали исполнять приказы. Тобиас разделил отряд на четыре части по разным направлениям. Трой и Маллет - самые опытные бойцы,  направились к западной части города, где по информации были наиболее серьезные столкновения. Гидеон, Сирена и Джил отправились к южной окраине. Они самые толковые по части техники и электромеханики, собирались помочь гражданским службам в запуске резервной водонапорной станции и электроподстанции. Это могло помочь тем, кто по каким-либо причинам отказался покинуть умирающий город. Форд и Женевьева поехали на север, где концентрировались гражданские, ожидающие эвакуации землей, организованную Красным крестом. Там возможно могла потребоваться организационная помощь, а они помимо всего могли оказать и психологическую поддержку пострадавшим, не зря они были лучшими переговорщиками в группе.
Тоби досталось восточное направление. В его маршруте Пресвиторианская больница и окружной Чикагский госпиталь. Там точно требуется помощь в организации перевозки пациентов и помощь пострадавшим, а Кост был самым опытным медиком.
Тобиасу следовало двигаться вверх по Хаббарт стрит, до перекрестка с Рокет авеню. Далее поворот по синей ветке к зданию городского суда, в трех кварталах от которого была Пресвиторианская. Именно в это больнице когда-то он проходил медицинскую практику и знал к ней дорогу из любой части Чикаго. Именно эту больницу сегодня перевозят при поддержке красного креста.
Парень чувствовал, что пора уводить команду с "тонущего корабля", а далее ничего не остается как распустить ребят. По всей стране идут вооруженные стычки, большинство городов канули в лету и лейтенант уже не раз слышал, что члены отряда рвутся в свои дома на Родину, сохранить то, что еще осталось от их мирной жизни. Тоби принял решение, что эта эвакуация будет их последним заданием в форме отряда FEMA.
Хоуп, спасибо его способности, мог передвигаться по городу на любом виде транспорта, но в его распоряжении был только видавший вида Форд Бронко. Большую скорость в пути развить не удавалось: дорогу постоянно перебегали люди, клубами вился дым, закрывавший обзор, и лежащий на дороге мусор мешали этому. Очередной поворот и он уже движется по Хаббарт. Взгляд парня скользит по тротуару и замечает лежащего у самого перекрестка с Огден человека. Ряом с телом стояла девчушка в изодраном и замызганном платьице, прижимавшая к груди серый кожаный рюкзачок. По щекам текут слезы, волосы растрепались, щеки покраснели от того, что малышка постоянно терла их кулачками.  Лейтенант вдавил педаль тормоза и форд со скрежетом остановился. Схватив с заднего сидения переносной хирургический чемоданчик парень выскочил на задымленную улицу. Судя по длинным белокурым волосам, лежащая девушка была либо мамой либо сестрой мелкой, стоявшей рядом. несколько шагов, больше похожих на скачки и он у пострадавшей.
- Привет, я Тоби! Это твоя сестра? - парень обратился к малышке, которая сначала отстранилась от незнакомца, но потом всхлипывая вновь подошла.- Как тебя зовут? - парень попытался выдавить из себя подобие улыбки, чтобы не пугать девочку. Сам тем временем сосредоточенно осматривал пострадавшую.
Из видимых повреждений только пара ссадин, кровоточащая секущая рана на щеке и неестественно вывернутая рука.
- Что с Анной? Она не встает, - сквозь слезы пробормотала девочка дрожащим голоском. - Вы поможете ей, - она вопросительно взглянула в глаза военного и шмыгнув утерла слезу тыльной стороной ладони.
- Я постараюсь ей помочь. Давно она в таком положении, почему она упала? Где ваши родители? - вопросы сыпались один за одним, тем не менее Кост уже начал диагностировать блондинку с помощью своих способностей.  Он сконцентрировался на дыхании девушки, кончики пальцев начало покалывать, будто он выкурил первую за день сигарету. В голове стук сердца девушки перерастал в удары молота по наковальне. Разрыв селезенки, от этого внутреннее кровотечение и перелом лучевой кости. Если не доставить ее в больницу, то она умрет от потери крови.Тобиас вернулся к реальности с небольшим головокружением, отпустив руку девушки.
- Я думаю с ней все будет хор...
Он не успел договорить. Где-то слева раздался оглушительный хлопок, потом спустя мгновение еще один и слепящая вспышка света. В лицо полетели осколки стекла и кусочки штукатурки от ближайшего здания. Тело парня как в замедленной съемке подбросило вверх и припечатало к стоящему неподалеку мусорному контейнеру.

P.S.

Хочу сказать отдельное спасибо чудестной, мармеладно-ягодной Грейс за великолепное оформление :)

0

124


ПЕРСОНАЖ СЮЖЕТНЫЙ,
согласован с сюжетным мастером, по совместительству является частью акции #4

http://68.media.tumblr.com/c90af4d0eee62a177b7c7b37118fc144/tumblr_osknhoEX9n1uv80u9o1_250.gif http://68.media.tumblr.com/3d89ecf1585339a0bcc55a48acb6bb3d/tumblr_osknhoEX9n1uv80u9o6_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
dan stevens [click]

» имя, возраст:
Киран Форсберг | Kieran Forsberg.
Батюшку нашего зовут Мэттью, второе имя Киран наверняка унаследовал от него.
34 года.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Ранее курсант военной академии, позднее - заключенный.
С 2034 по 2037 год являлся одним из «Фантомов», но в июне прошлого года Итан отдал приказ коллегам Форсберга (конкретнее - Джею Валькотту и Джону Уэлшу) уничтожить его. На настоящий момент и Итан, и фантомы уверены, что Киран мертв.

» способность:
Электрогенез.
Киран - носитель с огромным потенциалом (также есть некоторые индивидуальные особенности, позволяющие использовать электрогенез нестандартным способом), однако, ввиду испытаний, выпавших на его долю за последние девять месяцев, на момент начала игры будет испытывать букет побочных эффектов, а также серьезные проблемы с управлением способностью и контролем энергозатрат. Но мы же не боимся трудностей, правда?
» сторона:
Вигиланты.

I can't walk on the path of the right because I'm wrong.

—     П Р Е Д Ы С Т О Р И Я     —
● Киран и Эвелин совсем не похожи - с первого взгляда вряд ли кому-то придет в голову, что они могут быть родственниками. И все же, несмотря на это, они всегда были близки, словно близнецы с разницей почти в семь лет. Даже в раннем детстве он не ревновал к ней родителей - напротив, был образцовым старшим братом, искренне полагающим, что отныне он и только он несет ответственность за сестренку.
● После школы принял решение поступить в военную академию, где сразу же обратил на себя внимание и стал одним из лучших новобранцев. Там он нашел то, чего ему так не хватало - железную дисциплину, которая помогла направить его упрямство и напористость в нужное русло.
● В 2023-ем году проявляется способность Кирана, и в ходе инцидента он едва не убивает сестру. Специалисты приходят к неутешительному выводу: Форсберг крайне опасен для окружающих, и пока это не изменится, должен находиться в специальной лечебнице для буйных носителей.
● Спустя год его выписали, а всего через несколько дней он стал виновником смерти почти сорока людей, спровоцировав возгорание и давку на трибунах бейсбольного стадиона. В этот день Киран впервые позволил способности полностью завладеть его разумом.
● Трагедия на стадионе получила широкую огласку в СМИ - в сравнительно небольшом Рокфорде только глухой и слепой не отныне не знал, кто такой Киран Форсберг и что он натворил. По решению суда его отправляют отбывать пожизненное в тюрьму для носителей - одну из первых, с еще неидеальной системой безопасности и недостаточно хорошо обученным персоналом, и потому ему удается совершить попытку побега, попутно поджарив до корочки нескольких надзирателей и членов медперсонала. После этого случая соответствующие органы поняли, что там его не удержать, и перевели в тюрьму ADXS в штате Колорадо - суперсовременную и сверхизолированную крепость, «Алькатрас» для самых опасных носителей, где каждый заключенный сидит в полном одиночестве 23 часа в сутки, медленно сходя с ума.
● Эвелин посещала Кирана так часто, как могла, но во время одного из визитов что-то пошло не так, и в тот день он вышел из себя, вновь навредив персоналу. После этого врачи и руководство заявили, что ее присутствие плохо на него влияет. Это был последний раз, когда Эва видела Кирана - больше ее к нему не пускали.
● Хотя им нельзя было видеться, она продолжала писать ему письма, но в какой-то момент Киран перестал на них отвечать. Врачи в определенном смысле оказались правы: «отпустив» семью, он достиг своеобразного душевного равновесия, но вместе с тем потерял часть человечности.
● Способности в ADXS блокируются, но это пошло Форсбергу лишь на пользу — «очистившись» от чересчур мощного влияния электрогенеза на свою психику, он смог взять себя в руки. В тюрьме отличался примерным поведением, поэтому время от времени получал в свое распоряжение книги. Людей за весь срок заключения он почти не видел — контакт с тюремщиками в ADXS сведен к минимуму, общаться с другими заключенными носители возможности не имеют. Не считая Эвелин и родителей, единственным человеком, с которым Кирану выпала возможность побеседовать, был не кто иной, как Итан Элдерман. Одному дьяволу известно, как Элдерман отыскал его, но в то время будущий лидер вигилантов присматривал для своего замысла перспективные кадры и увидел необходимый ему потенциал в Форсберге.
● По словам Элдермана, он собирал особенных людей, чтобы объединить их ради общего дела. Какого именно дела, Итан не уточнил, а Кирану это было и не нужно — спустя несколько встреч он уже был полностью ему предан (ведь Итан стал для него единственным собеседником и нитью, связывающей его с внешним миром), да и убивать ему не впервой. Потянув за нужные ниточки, Элдерман инсценировал смерть Кирана и вытащил того из тюрьмы. Это случилось в марте 2034-го года. С тех пор личность Кирана Форсберга была стерта, официально он был объявлен мертвым, а на самом деле стал одним из девяти «фантомов».


—     С Е Й Ч А С     —
● В июне прошлого года способность, которую Киран так усердно оттачивал, по неизвестной ему причине начинает давать настолько серьезные сбои, что мешает деятельности фантомов. Когда Форсберг несколько раз подвергает товарищей и миссию риску, Итан решает, что лучшим решением будет ликвидировать Кирана, так как он представляет угрозу для сохранения отряда в тайне. Задачу расправиться с «проблемой» он поручает лидеру. Форсберг о ловушке не знал и, казалось, в тот день был обречен погибнуть, но в последний момент некто помогает ему избежать смерти. С тех пор Киран Форсберг пропадает с радаров почти на девять месяцев.

Из предыдущего блока, думаю, примерно ясно, какие отношения с Эвой у Кирана были до его заключения, и именно отказ от общения с ней стал поворотной точкой, которая впоследствии привела его к существованию в качестве цепного пса Итана Элдермана.
Что касается Эвы, то, вопреки содеянному Кираном, она была единственной, кто не смотрел на него как на чудовище и не считал таковым (и это обязательно найдет отклик в их будущих взаимоотношениях). Она не отвернулась от него ни после того, как он ее случайно едва не прикончил, ни после трагедии на стадионе. Они были разлучены, еще когда она была подростком, однако влияние Кирана на ее жизнь невозможно описать в двух словах, и, наверное, я оставлю более подробное объяснение для личной беседы, ибо заявка уже превращается в простыню, и при таком раскладе вряд ли кто-то дочитает ее до конца.
Но имейте в виду, у нас с Майком на Вас большие планы, включающие в себя долгожданное воссоединение http://kolobok.us/smiles/remake/spiteful.gif

♦ Киран недолгое время мелькал в игре (давно это было, аж полтора года назад), но мы с Майком и Валькоттом так прикипели к этому персонажу, что решили дать ему вторую жизнь, благо в сюжете как раз наступил для этого удобный момент.
♦ Это не Дэвид Хеллер! Вообще нет, ни в одном месте не он! Киран был придуман до того, как Стивенс подписался на «Легион», поэтому, пожалуйста, не поддавайтесь искушению и не делайте его похожим на безумного Дэвида, потому что Киран совсем не такой.
♦ Он не психопат и не упоротый анархист. У него нет тяги к неоправданной жестокости и кровавому рубилову (случай на стадионе был исключением), но он чертовски хорош в своем деле. Не задает лишних вопросов, убивает того, по чью душу его отправит Итан, и предпочитает действовать максимально чисто, незаметно и без лишних жертв, если ситуация это позволяет. Не испытывает какого-то извращенного удовлетворения от убийств (как и сожалений) - для него это лишь работа.
♦ Как и часть других фантомов, не являлся членом главного штаба и не имеет к оному отношения (и, соответственно, члены штаба его в лицо вряд ли знают).
♦ После долгих лет тюремного заключения отличается очень низким уровнем толерантности и презрением к сексуальным меньшинствам, распространенным по ту сторону решетки. Несмотря на это, имеет своеобразный «кодекс чести» - испытывает лютую ненависть к педофилам и насильникам, не упустит случая проучить их «по-фантомьи».
♦ Дабы избежать дальнейших обоюдных разочарований: Киран не любит Итана. И Валькотта тоже не любит. Давайте отбросим детский сад и смиримся, что с обоими у него были исключительно деловые отношения. Я подчеркну еще раз: Киран вообще не по мальчикам (и нет, это не менябельно), поэтому любителям слэшить все, что движется, говорим сразу в лоб - проходите мимо, не тратьте свое время, этот персонаж не для вас, да и вообще не создан для амурных страдашек. Почему и как персонаж к этому пришел, тоже могу рассказать лично, чтобы не растягивать заявку.
♦ Вы наверняка заметили, что в описании полно темных пятен, и это неспроста. Киран и его исчезновение очень тесно связаны с тем, что у нас происходит сейчас в игре, поэтому я не могла раскрыть все подробности в заявке, чтобы не проспойлерить здесь возможный будущий сюжет другим игрокам. Пока скажу лишь то, что роль у вас ну очень вкусная и интересная, и персонажа ждут серьезные метаморфозы, последствия которых затронут и окружающих)
♦ Я понимаю, что у Вас голова вот-вот лопнет от количества информации простите!, но пожалуйста, не пугайтесь - на самом деле все проще, чем кажется, постепенно все станет яснее некуда, я помогу вам разложить все по полочкам и вообще с удовольствием пообщаюсь с вами. Можете спрашивать и уточнять по-любому пункту заявки (даже если Вам вопрос кажется глупым) - расскажу, поясню и дам дополнительную инфу. Очень-очень жду вас!
♦ Что касается меня, то я не считаю количество символов в постах, не лью воду о глубоком значении кружевов на занавесках, пишу с использованием «тройки» и заглавных букв после точек. От Вас хотелось бы того же)
♦ Спасибо, что дочитали эту гигантскую заявку до конца  :blush:

п р и м е р    п о с т а

Майк прячет от нее взгляд, словно в чем-то провинился, словно совершил что-то, за что стоит стыдиться. Он костерит сам себя за то, в чем не было ни капли его вины. Он только что прошел через дознавательный ад, он был вынужден вопреки своей воле выдать Гейб все, о чем думал, а Эва знала, как он не любит раскрывать душу перед чужаками и ревностно оберегает личное. Ведь даже ей он открылся не сразу. А сегодня к нему залезли в голову, дважды вывернули его душу наизнанку, лишили контроля над собой и заставили рассказать всё. Его снова использовали.
Но вместо того, чтобы думать о своей незавидной доле и жалеть себя, он беспокоится только о том, что будет с ней. С той, кто все еще находится на воле, кто может видеть солнечный свет, кто не заперт в крохотной клетке, кому не устраивают пыточные сеансы копания в мозгах и кого не бьют тюремщики. И в эту секунду одна ее часть хотела хорошенько встряхнуть его за слова о том, что ей нужно держаться от него подальше и оставить его, потому что так ей якобы будет лучше, но другая ее часть понимала, что на месте Майка, чтобы уберечь его, Эва сказала бы то же самое.
Мир изменился. Не тогда, когда началась война - то были лишь окружающие Эвелин обстоятельства, к которым ей не сразу, но пришлось приспособиться. Мир изменился в ту секунду, когда она убегала от Майка, держа путь через залитые дождем улицы заброшенного Вудстока, и вдруг поняла, что не сможет. Даже если он попросит, а она попытается выполнить его просьбу. Она не сможет вернуться к ренегатам и забыть Майка, потому что невозможно отбросить часть себя - лучшую часть - и жить дальше, будто все так и должно быть. Мир изменился, когда судьба другого человека стала для нее важнее ее собственной.
И теперь, глядя на него, Эва наконец видела все в отчетливых, истинных цветах. Ренегаты, вигиланты и их борьба - все это отошло на второй план, и нынешнее биполярное разделение потеряло в ее глазах смысл, в который она и раньше не особо верила. Сейчас, по крайней мере пока Майк держат в заточении, для Эвелин не существовало никаких ренегатов и вигилантов - только они с Майком против всего остального мира.
- Мы ведь уже это проходили, - она мягко коснулась рукой его подбородка и улыбнулась, - Никуда я не уйду. Буду сидеть здесь и надоедать тебе целыми днями, - как же безумно хотелось его обнять, чтобы он наконец принял тот факт, что она всегда будет рядом, даже если ради этого придется лишиться прежних друзей и отказаться от положения в уже привычном для нее обществе. Но она не могла - охранник продолжал с раздражающим любопытством наблюдать за ними, и провоцировать его не стоило - Эвелин не хотела, чтобы ее лишили возможности посещать Майка.
К тому моменту, убедившись, что его жизни хотя бы пока ничего не угрожает, Эва уже немного успокоилась, и до нее дошло, как она, наверное, напугала его, ворвавшись сюда в слезах и не дав никаких ответов на его вопросы.
- Со мной все будет хорошо, - Эва мысленно пообещала себе больше не давать волю слезам. Неважно, как будет тяжело - она должна поддерживать в нем надежду, давать ему повод для улыбки и не позволять опускать руки. - Все прошло лучше, чем я ожидала, - и это было странно, хотя об этом Эвелин решила ему не говорить. Конечно, ренегаты - не вигиланты, и не в их привычке за проступки сажать людей на кол, но, признаваясь им в связи с Майком, она была готова понести справедливое наказание и никак не ожидала, что ей сохранят допуск к главному штабу и дадут полную свободу действий, будто она не совершила ничего противозаконного. Впрочем, вполне возможно, что они быстро сделали соответствующие выводы после допроса - она ведь и в самом деле не помышляла о предательстве, переходе на вражескую сторону или передаче информации и не подставила под удар ни ренегатов, ни их штаб. И в последнем была скорее заслуга порядочности Майка, чем ее верности ренегатам, ведь, если бы он захотел, то без труда смог бы выбить из нее информацию, которая была так необходима вигилантам и которую они пытались выведать месяцами. Или он мог поступить еще проще - отдать ее своим людям, как и планировал в самом начале. Но он этого не сделал.
- Они разрешили мне приходить к тебе, - продолжила Эва и, придвинувшись ближе, накрыла его руку своей. Его пребывание в плену могло длиться месяцами, и бесполезно гадать, сколько им еще придется смотреть друг на друга сквозь прутья тюремной решетки, но одно Эвелин знала точно - сколько бы Майку не пришлось сидеть в камере, он не будет томиться в этом богом забытом штабе в одиночестве. - Так что я могу проводить здесь хоть весь день, что и планирую делать. Как ты на это смотришь? - улыбнувшись, она хотела что-то добавить, но поймала за его спиной взгляд надзирателя - тот, кажется, заметил, что медицинский осмотр несколько затянулся. Убрав пакет со льдом в сторону, Эва помогла Майку одеться - местные ренегаты были настолько «любезны», что не дали ему ровным счетом ничего, что могло сделать его заключение чуть более удобным, в том числе и чистую одежду. Но об этом Эва позаботится, нужно будет лишь получить разрешение приносить сюда с собой кое-какие вещи - этим она планировала заняться завтра же утром. Часов в тюремном помещении, конечно, не было, но по предположениям Эвелин, время клонилось к одиннадцати. Скоро ее попросят освободить камеру, а до этого времени нужно закончить с лечением, чтобы Майку стало хоть немного легче, и он смог поспать. - Сейчас будет немного больно, - виновато взглянув на него, она все же наложила несколько швов на его лице - не образец художественного искусства, но Эва сделала все максимально аккуратно, чтобы швы не причиняли ему боль, а порезы зажили без следа. Закончив, она оценивающе посмотрела на заштопанные раны, но в конечном счете задержалась взглядом на его лице совершенно по иной причине. И снова ей пришлось приложить усилия, чтобы не потянуться к нему, не дотронуться до его лица, не коснуться его губ и не прижать к себе. Ей хотелось, чтобы он почувствовал знакомое ему тепло и объятия, но вместо этого она будет вынуждена оставить его в холоде и полумраке этой камеры одного, пусть и всего на несколько часов.
- Мисс, вы закончили? - поторопил ее охранник, и Эвелин, вздохнув, кивнула ему. Но прежде, чем ей придется уйти, она должна была кое в чем убедить Майка. В том, что она считала самым важным.
- Не говори, что подвел меня, - мягко взяв его лицо в свои руки, Эва посмотрела на него так серьезно и строго, как только могла, - Даже думать об этом не смей, ясно? - она притянула его к себе и осторожно обняла, чтобы не задеть поврежденные ребра. Эва ожидала очередного приступа кашля из угла, где стоял тюремщик, но ничего похожего не услышала - то ли тот сжалился над ними, то ли просто решил не утруждать себя работой, зная, что через несколько минут его смена подойдет к концу. - Никто не в силах сопротивляться гипнозу, Майки. И в тот момент я была уже на пути сюда, они бы всё равно всё узнали. Какими бы ни были для меня последствия, я бы не оставила тебя здесь одного.
Воспользовавшись милостью их наблюдателя, она приблизилась к Майку так, что между их лицами остались считанные сантиметры, и тихо произнесла:
- Я вернусь, как только меня к тебе пустят. И буду приходить каждый день. Мы пройдем через всё это вместе, - из коридора послышались голоса - ренегаты расходились по своим комнатам. Кажется, на сегодня их с Майком время подошло к концу.

0

125

http://i.imgur.com/1kERen0.gif http://i.imgur.com/fsdV9oP.gif http://i.imgur.com/RjsnVmT.gif
SCOTT MADDOX, 30 » KINETIC CONVERSION » CHARLIE COX or  JACK HUSTON
К И Н Е Т И Ч Е С К А Я    К О Н В Е Р С И Я

[indent]Вряд ли кто-то мог предположить, что Скотт - третий ребенок в не самой зажиточной семье из австралийского Девонпорта - пробьется так далеко. И не просто далеко, а на афиши крупнейших кинофраншиз.
[indent] Будучи крайне любознательным и трудолюбивым, Скотт с детства не боялся браться за самые разные занятия. Он посетил практически все дополнительные секции, которые не слишком сильно ударяли по кошельку, однако увлечением, получившим в его сердце наибольший отклик, оказался театр.
[indent] Провинциальный городок не мог удовлетворить амбиции юного Мэддокса. Едва Скотту исполнилось двадцать, он вылетел из родного гнезда и отправился в далекий Лос-Анджелес, чтобы начать самостоятельную жизнь в незнакомой стране. «С ума сошел», «Не делай глупостей, Скотт» - вот что примерно слышал он на прощание, покидая дом в полной уверенности, что еще докажет родным и друзьям, что ему все по плечу.
[indent] Талант самородка вкупе с удачей, природной харизмой и упорством, порой доходящим до абсурда, сделали свое дело. Начав путь с эпизодических ролей, Мэддокс за несколько лет сумел добраться до титульных персонажей в крупномасштабных проектах, зарекомендовав себя как человека, способного вытянуть на своем энтузиазме сюжет любой степени паршивости. Зритель полюбил Скотта Мэддокса, и к началу назревавшей войны он считался одной из самых перспективных молодых звезд. Скотт грамотно пользовался успехом, не ввязываясь ни в какие скандалы - он не «словил звезду», не был замечен в беспорядочных связях и в чем-то был даже скучным, проводя свободное время с семьей (с которой к тому времени успел помириться) и стараясь оберегать свою личную жизнь от любопытной публики.
[indent] В 2035-ом году Скотт должен был присутствовать на «Оскаре», но накануне у него внезапно проявилась способность, первое время оказавшаяся настолько буйной, что Мэддоксу пришлось обратиться за помощью. Следующие сутки он провел под наблюдением, а после этого узнал о трагедии, на которой не оказался по счастливой случайности.
[indent] Гетеросексуален. После произошедшего стал более замкнутым - взрыв унес жизни не только большинства коллег по цеху, но и лучшего друга.
[indent] Киноиндустрия так и не смогла оправиться от потерь, да и кому теперь нужен экранный экшн, когда те же взрывы гремят в реальности, стоит только выглянуть в окно? Когда вигиланты объявляют войну, Скотт оказывает ренегатам финаносвую помощь и присоединяется к побочному штабу в Ривертоне (шт. Вайоминг). Имея весьма полезные навыки, приобретенные на съемочных площадках (где боевые сцены и трюки он по возможности выполнял без помощи каскадеров), Скотт вступает в боевую группу ренегатов.
[indent] Его личностные качества, целеустремленность и профессионализм не остаются незамеченными. Мэддокс быстро адаптируется к тому, что враги теперь реальны, и в них нужно стрелять самыми настоящими пулями; он уже почти забыл, что когда-то изображал все это понарошку. Через полгода он получает повышение и становится лидером боевой группы Ривертона.
[indent] В январе 2038-го один из членов штаба попадает в плен к партизанам вигилантов, и координаты ривертонского штаба оказываются в руках врага. Несмотря на серьезные ранения, Скотт чудом остается в живых, в то время как большая часть «ривертонцев» погибает.
[indent] Ренегаты предлагают ему длительный «отпуск», но Мэддокс, едва восстановившись после травмы, запрашивает перевод в Нортфилд, как никогда ясно чувствуя, что его место - на этой войне, в самом ее эпицентре. В феврале он становится членом боевой группы главного штаба.

0

126

http://funkyimg.com/i/2x8wr.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Logan Marshall-Green// Marc Bendavid

» имя, возраст:
Royce [middle name] Graham // Ройс [придумай сам] Грэм
(27-28 лет)
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
До войны – полиция нравов. А что было после, этого Офелия не знает. Можешь бегать наперевес с автоматом или выбрать что-то менее насильственное.

» способность:
На выбор.
» сторона:
На выбор.
» статичное изображение:
ссылка

GIFs

http://funkyimg.com/i/2x8ty.gifhttp://funkyimg.com/i/2x8tA.gif

What I Know About You [неменябельно, но можно договориться]

Ты – мой брат. Старший. Попойка в студенческом братстве закончилась тобой. А я? Меня тоже не планировали. Так вышло. У меня может быть другой отец, но я об этом не знаю. Ты может догадываешься. Всегда был умным. Наш отец – политик из Сиэтла. Мать – в сфере IT. Отец тобой гордится и ставит в пример мне. «Почему не можешь быть как он?», спрашивает. Я говорю, что никто не может быть как ты. Возвела на пьедестал, всегда смотрела снизу вверх, но было незаметно. Не показывала. Чем хуже были мои выходки, тем лучше ты смотрелся в глазах отца. Ты на правах старшего брал на себя груз ответственности. Я рычала, что не просила об этом. Добавляла лишний вес к ответственности, а ты его брал. С детства лучше всех. Мне так кажется. Пьедестал мешает здраво оценивать, затмевает вид. Окончил школу с отличием, наверное, был в сборной. Когда я кутила с анархистом Адамом, тебе это не нравилось. Ты не скрывал. Всегда говорил прямо. Всегда находил и тащил домой за шкирку. Ты всегда знал, где меня искать. А я скрывала. Свою любовь к наркотикам. Не хотела видеть разочарование в твоих глазах. Когда в семнадцать пробудилась моя способность, меня, полуголую, откачивали парамедики. Передоз кокаинаом. Порошок так хорошо заходил под виски и травку. Не рассчитала. Ты не смотрел с презрением, или не позволял себе так смотреть. Обещал помочь справиться. Говорил, что все образуется. Я отказалась. Нашла другого, который поможет. Будет контролировать. Держать на строгом поводке. Просто не хотела показывать тебе, насколько было сложно. Я завязала. На тот момент. Помог Чарли. Старше меня на пятнадцать лет. Ты не одобрял. Говорил, что он – криминальный авторитет. Что с такими опасно. Я улыбалась и отвечала, что нет, Чарли в первую очередь – спонсор всех политических компаний отца. Остальное не доказано. Ты уже был в академии, лучший в классе. Гордость папы. Сквозь зубы улыбался Чарли.
Мало знаю о твоих вкусах. В нашей семье не говорят на личные темы. Знаю, что любишь металлику, и многие другие группы. У твоих предпочтений нет определенного направления. Мне сложно тебя понять. Становится проще, когда после школы решаю сбежать в военную академию на другом конце страны. Не говорю никому, кроме тебя. Ты решаешь меня отвезти. За четыре дня узнала о тебе больше, чем за восемнадцать лет.

What I Might Know About You [менябельно]

Отец, скорее всего, не был в восторге от моего побега. Ты разобрался, как, наверное, всегда разбирался. Прикрывал меня без моего ведома. Выгораживал перед ним. Начал работать, тебе нравилось. Пошел в полицию нравов. Очистить Сиэтл от грязи. Помочь прекратить поток наркотиков, партиями приходящих в доки. Снизить уровень преступности. Быстро полез вверх в карьерной лестнице.  Я не писала. Не звонила. Не выходила на связь. До того момента, как во взрыве АЭС не погиб наш дед. Это – семья. Это – важно. Я впервые набрала твой номер. Я сказала, что жаль. Что соболезную. Не приеду на мемориальную службу, если такая будет. Сказала, что у меня все нормально. И что надеюсь, что у вас тоже все нормально. Попросила передать привет и бросила трубку. Ты попробовал меня найти, не вышло. Звонок был сделан с неотслеживаемого номера. Повторный набор заканчивался безжизненным голосом. «абонента с таким номером не существует». В Вэст Пойнте ответили, что меня давно отчислили. Незаслуженно. Обратного адреса я не оставила. Ты решил найти. Всегда находил, но в пределах города. В пределах планеты – трудно. Я могла улететь из штатов, могла остаться в Нью-Йорке. Ты не знал, что я обосновалась в Дулуте. Съемная квартира на имя компании. Одноразовые телефоны. Соц. Сети под псевдонимом.  Я не хотела, чтобы нашли. Ты пытался. Поехал в Йорк, чтобы проверить на месте. К тому моменту ты выбрал сторону. Накал усиливался. Мир летел к чертям. Ты знал, что я буду в центре событий. Что буду принимать участие. Но где? Не смог найти. Был близок, но отпускные закончились и пришлось возвращаться. Два месяца под прикрытием. Группа камбоджийцев торгует всем. Детьми, наркотиками и оружием. На операции по задержанию банды выстрелил в несовершеннолетнего. Было темно. Мальчишка был высокий. У него был пистолет, и он почти спустил курок. Ты спустил первый. Мальчишка никогда не видел сострадания и не умел его проявлять. Ты не хотел стрелять, но выстрелил. Ты его знал. Он хотел доказать всей банде, что достоин быть с ними. Он увидел, как ты не выстрелил в копа. Специально. Увидел и раскусил. Не мог такое простить. Идейный. Вырос таким, потому-что ничего другого не знал. Ты не сразу смог себя простить. Принудительная терапия и повышение. Карьеру прервала военная обстановка. Ты тоже идейный. Ты тоже принимаешь участие. И все чаще задаешься вопросом, куда занесло блудную сестру. Рассылаешь ориентировки по моргам. Без результатов. По больницам и тюрьмам. Ноль. Потому-что моя квартирка, поддельные документы и машина – на второе имя. Не подумал, что я стала бы им пользоваться. Никогда не пользовалась. Но ты найдешь. Если ты за ренегатов, то нашел меня через штаб. Если за вигилантов, узнал обо мне от своих. Может, я их допрашивала. Может, наткнулся на моих бывших сослуживцев. Почти вся коллекторская фирма вернулась к истокам, переквалифицировалась в наемников и перешла на сторону вигилантов. А дальше? Дальше будет видно.

How I See You

У тебя высеченные в камне ориентиры. Ты знаешь, что для тебя приемлемо, а что нет. Знаешь, что сказать и как поступить. Строг к окружающим, еще строже к себе, резковат на поворотах. Таким я тебя вижу. Возможно, под слоем отцовского воспитания ты другой. Такой же, как я. Идеалистичный. С тягой к цели. С желанием сбежать. Готовый вспылить, если есть причина. Но мне можно, я младшая. Тебе нельзя. От тебя многого ждут. Или ждали. Вдруг, ты поддался темной стороне силы и больше не джедай? Может, ты тоже грешил, и ошибался, а я не замечала, не хотела замечать. Мы никогда не были просто детьми. Играли в политику рядом в папой. Рано повзрослели. Ты – под грузом ответственности. Я – набивая шишки на всех поворотах. Ты – гордость семьи. Я – опальная дочь.

Отношения всегда были неопределенные. Со стороны никто бы не сказал, что они родственники. Слишком разные. Непохожие. Даже внешне. До момента, пока не начнут препираться. Так ругаются только брат с сестрой. После перерыва отношения изменятся. Они гибкие, слишком много вариантов развития. Можно оказаться по разные стороны баррикад и усилить конфликт. Можно быть на одной стороне, но конфликтовать по другим причинам. Можешь меня опекать, тыкать носом в мои ошибки. Можешь стать братом, которым никогда не был.

Дополнительно: Кроме основных пунктов из моей био все менябельно. Ты волен писать персонажа под себя, я лишь даю видение его Офелией, а каковы были мотивы Ройса, это уже полностью зависит от тебя. Если решился, пиши. Дам доступ к своей анкете и помогу написать твою. Без игры и графики не оставлю.

клинопись
Выдержки из био

Ему три, когда мать выходит из ванной, сжимая в руке положительный тест. Снова незапланированно. На этот раз не ясно, чей ребенок. Но это ведь неважно, можно не говорить. Ройс - сын отца, ответственный, умный, беспроблемный. Этот ребенок будет для Рози, раз уж Кэм может быть непричастен к зачатию. Так она решила. Ошиблась. Бросила практику, ушла в декрет, промучилась восемь месяцев и назвала меня Офелией. Думала, мне будет нравиться. Снова ошиблась. Я не была отцовской, не была матери, я была Ройса, хотя он этого и не понимал. Возможно, я неправильно это показывала. Мальчик серьезно относился к появлению в доме ребенка, чувствовал ответственность и что-то еще. Наверное, немного ревности и каплю раздражения.
***
Сказать с уверенностью об отношениях родителей не смогу - никогда не обращала внимания. Не потому что совсем не любила их. Потому что брата любила сильнее, несмотря на то, что мы с ним никогда не были близки. Он меня опекал, меня это бесило, но мне нравилось его внимание. Чем больше я отбивалась от рук, тем больше Ройс пытался мной командовать. Я не позволяла, мы ругались, и все по новой.
Уезжаю с Адамом, и домой возвращаюсь через три дня - Ройс притаскивает за шкирку. Я была слишком занята - знакомилась поближе с гашишем и впервые попробовала кокаин. Чем сильнее я косячу, тем лучше Ройс становится в глазах отца. Мне нравится видеть, как им гордятся, он заслужил. Нравится прощупывать глубину - как далеко я смогу зайти, прежде чем отец перестанет исправлять мои огрехи?
***
Кто-то верит в бога, кто-то - в страну, мне надо верить в идею. Но сначала надо ее найти. Уехать, перестать дергать Ройса, в ожидании внимания. Кумир детства должен там и оставаться, в детстве.
- Смотри. - Даю ему конверт.
- Вэст Поинт? - Открывает и достает письмо. - А...
- Не знает. Не говори. Уехать хочу. Проводишь до аэропорта? Грустно уезжать, когда никто не провожает. - Попрощаться я хотела только с ним. Мать была занята новой антивирусной программой и была в работе, отец занимался своей карьерой.
- Конечно. - Он редко когда мог мне отказать, и не понимал почему. - Но я тебя отвезу. Проедемся напоследок.
Путь занял четыре дня. Не торопясь, мы спали в машине, слушали музыку, дурачились и ели в самых обшарпанных забегаловках, в надежде найти лучший бургер в Америке. То ли Ройс понял, что я решила не возвращаться, то ли захотел хотя бы раз провести качественное время с младшей сестрой, которая с детства поставила его на пьедестал и была неспособна снять его оттуда. Не знаю его мотивов, но нам было весело. Легко и свободно. Я уже не принимала наркотиков, много не пила и была рада убраться из семейного дома. А Ройс? Об этом может сказать только он.
- Давай, Оп, удачи. - Глупое прозвище, что волей случая дал мне Адам прижилось. И всегда напоминало об Адаме. Ройс выгружает из багажника мою сумку и крепко меня обнимает. Другие кадеты тоже на парковке, тоже прощаются. Хорошо, что он проводил до самых дверей. Входить на территорию академии одной было бы нестерпимо одиноко. А так, можно будет обернуться и увидеть знакомое лицо.

Пример поста

Стискивает сигарету в зубах, нужны свободные руки. Дым попадает в глаза и режет. Офелия привыкла, давно. Достает телефон, забыла ответить Чарли, он не любит задержек. Замерзшими пальцами печатает — приедет сама, ключи с собой. В его квартиру впервые попала спустя два часа после приема. Через день получила связку ключей, код от сигнализации и карту-пропуск в кондоминиум. Чарли не любит делать что-то постепенно. Он хочет всего и сразу. Знает, что хочет, и знает, что может взять. Поэтому и нравится. Решительный.
— Извини, отчитываюсь церберу. — Усмехается. Цербер — Чарли, на поводке — она. Смирилась, потому-что он нужен. Охраняет ее трезвость. Следит, чтобы не сорвалась. Контролирует. Сейчас Опи нужен контроль. — Не начинай. Это хуже героина. — Говорит с сигаретой в зубах. Глаза щурятся от дыма. Наркотики дают предупреждение. Первые передоз заставляет задуматься. Сбавить обороты. Некоторые сбавляют, и сразу педаль в тапок. Торопятся слететь с дороги. Здесь уже были, там — нет. Интересно. Никотин — хитрый. Начинаешь, потом не можешь остановиться. Зачем? Это не наркотик, не будет передозировки. Успокаивает, дает время думать. Ничего плохого не случится. Опи понимает. И знает, что не бросит. Одна зависимость компенсируется другой. Так надо.
— Нет. Не больно. — Качает головой. Иногда хочет, чтобы было больно. Чтобы знать меру, видеть границы. Боится переступить черту. Мистер Говард помогает. Озвучивает степень по шкале от одного до десяти. Не знает, что Офелия не позволяет себе отпустить способность, ослабить поводок. Шкала должна быть больше. Жалко его, слишком серьезно подходит к работе. Когда-нибудь это станет его концом. Если не от Офелии, то от любого другого. Носителей много, тренеров мало. Простая математика. Каждый новый подопечный увеличивает шанс плохого исхода. Страховка не поможет, когда подросток с бушующими гормонами не сдержится и украсит стены тем, что осталось от тренера. Такое уже было. Один раз. Кузен Адама любил мет. Мет его любил, когда были деньги. Тренер не знал, что мальчишка под ломкой. Мальчишка не думал, что может в приступе взорвать голову. Уборщики не знали, как убрать мозги со стен, осколки костей из обивки дивана и кровь с потолка. Судья не знал, как принимать решение. Мальчишка узнал, что по ту сторону колючей проволоки тоже можно достать мет. За определенную цену.
— Мигрени. — Жмет плечами. Как будто это пустяк. Не хочет рассказывать, как темнеет в глазах, как подкатывает тошнота и как однажды смогла доползти до квартиры Чарли, открыть дверь и отрубиться в коридоре. Мистер Говард говорит, что потом будет проще. Говорит, что способность — как мышца, разрабатывать надо. Что можно привыкнуть, ослабить последствия. Опи ему верит. — А у тебя? — Интересно. У всех по-разному. Барри лихорадит от высокой температуры. У Мэри кружится голова и глаза наливаются кровью. Смешное и страшное зрелище. Наивная и миловидная девочка в желтом джемпере с пони, а глаза красные как у бешеной собаки. Не вяжется.
— Да ну? — Тихо смеется. — Наверное парни в восторге. — Стряхивает пепел. — У нас похожий был, Джимми Вонг, он загорался, вместе с одеждой. Долго с нами не протянул, ребята в моей группе шутят грубо. А Джимми хвастаться было нечем. Жестоко они с ним. — Мальчики стебали азиатского шахматиста. Девочки посмеивались за спиной. Опи закатывала глаза и говорила им заткнуться. Джимми было стыдно, что за него вступается девушка. Больше они его не видели. Опи не знает, что с ним стало. Ей все равно. Пыталась унять задирчивых одногруппников, чтобы не ссориться с совестью. Дальше — не ее проблема.
Смотрит на Ребекку, не сразу понимает что заставляет ее замолчать. Встает с забора, джинсы примерзли к заднице. Из любопытства заглядывает за угол.
— Добро пожаловать в Сиэтл. — Говорит с улыбкой, пока за углом рослый негр требует у худенькой латиноамериканской девочки все ценности. — Американская мечта во всей красе. — Говорит тихо, чтобы не услышал. Если дочка Кэмерона Грэма полезет в драку неподалеку от отца, днем, при свидетелях, будет плохо. Опи не хочет доставлять отцу больше проблем. Не сегодня. Обещала без фокусов. — Он заберет телефон, и оставит ее в покое. — Офелия в это верила. Офелия ошибалась. Рослого негра звали Инносент. Набожная мать верила в силу имени. Тоже ошибалась. Ее невинный сын должен ограбить и порезать сестру члена мексиканской банды. Чтобы вступить самому. Жестокая инициация, испытание кровью. Трусы, своей кровью испытывать надо. Когда девочка тихо вскрикивает, Инносент уже держит нож у ее горла. В одном переулке с Опи и Ребеккой. Смотрит на них с испуганной злостью. Численное преимущество не на его стороне, понимает это. Зато у него нож и он думает, что умеет с ним обращаться. Дурной чернокожий мальчик, который думает, что дорос до игр в серьезных гангстеров.
— Черт с ним. — Опи не боится. Если у него нож, значит скорее всего не носитель. С человеком она справится. — Можешь уйти, все нормально. — Говорит Ребекке. Не сводит изучающего взгляда с негра. Он выглядит растерянным, почему это белая сучка не боится. Опи улыбается.
— Ну что, поговорим? Отпусти девчонку то, лицо видеть хочу, а то невежливо получается. — Говорит, думает, насколько готова. Не применяла способность в подобной ситуации. Если придется, она сделает. — Ну что молчишь, приставил лезвие к глотке девочки, которая весит в четыре раза меньше тебя и думаешь, что крутой? — Хочет взбесить. Чтобы забыл про нее и переключился на Опи.

0

127

http://s4.uploads.ru/gckI5.gif http://sh.uploads.ru/VHJUw.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rose mciver

» имя, возраст:
Бри [Brie, Brianne].
» принадлежность:
человек или носитель.
» профессия:
парамедик; медицинская группа (Пирр, Южная Дакота).

» способность:
на выбор; брошу весь мир к вашим ногам, если решитесь взять рентгеновское зрение или кукловодство.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Бри — настоящая чудачка, что не всегда играет ей на руку. Девушка может составить беседу бездомному, кажется, совершенно не ощущая неловкости вблизи человека, малодушно избегаемого прохожими, влюбиться в историческую личность, в неоновый идол, слава которого канула под многовековыми наслоениями земли, и даже написать о нем романтическую эду, если позволяет график. Зачастую, творческий энтузиазм девушки распространяется за рамки исторических «канонов» и тогда жертвами ее «фанфикшенов» становятся коллеги по штабу.

Храбрая и бойкая, но замкнутая в себе. Всю жизнь она тянет крест человека, берущего на себя слишком много (пусть хоть кому-то в этом мире будет не наплевать), к сожалению, так и не научившись правильно преподнести свои чувства, что напрямую отразилось на ее социальном благополучии. Невзирая на статус школьного лузера и целый ворох сомнительных хобби, Бри еще в подростковом возрасте поняла, что создана помогать и заботиться о людях. Вот так просто, без лишних слов. Вырывать для кого-то шанс ухватить спасительную соломинку, быть на передовой, по локоть в крови и грязи и облегчать боль, а не консервироваться в стерильных госпитальных офисах, придавало ей веры больше, чем могли представить себе родители, считавшие, что их ангелу уготовлено место среди «сливок» медицины.

Девушка хороша в том, что делает, ведь старается не напрасно: каждая спасенная жизнь за плечами подобна собственным крыльям. Привыкнув работать под постоянным давлением, Бри устойчива к стрессу и нечувствительна к внешним раздражителям. Происходящее вокруг заставляет задуматься; востребованный парамедик убивает себя волонтерством, ненормированной рабочей сменой и мыслями о врачебной практике. Она изо всех сил пытается приносить бо́льшую пользу (все еще недостаточно), но за день врачом ей не стать. Да и кто знает: есть ли у нее этот день?

Бри едва дождалась возможности броситься в самое пекло. Неукротимое желание помогать и изменить сгорающий мир к лучшему сталкивает ее с членами побочного штаба Южной Дакоты, где ей временами разрешается отобрать неврологический молоточек (орудие пыток над пациентами) у ворчливого медика и безвозмездно предложить свою помощь с «оборзевшими солдафонами».

Джейсон умрет за нее, если потребуется... разумеется, в том случае, если травматическая кома и эпилептические конвульсии при виде плодов ее творчества не настигнут его раньше. Бри — полноправный член семьи... «шиппящий» других членов семьи. В чем-то это даже забавно, ведь непростые солдатские будни, нередко напрочь лишенные романтики (попробуйте представлять себе что-то поромантичнее списка изнуряющих нормативов, имея перед глазами лишь его и унылое лицо командира), оживают насыщенными ею, искушенными историями. У ультработаника Эллиота Трента, например, личная жизнь разнообразнее, чем у остальных. Элдерман и Линкольн на самом деле поссорились из-за женщины. Линдон зачастил в медотсек к Бейкеру... (в рассказах, рожденных безжалостной девичьей фантазией, — это всегда плохо заканчивается).

У наших персонажей определенно имеется чувство юмора, проблемы с головой и напрочь отшибло самосохранение — мы-то придумаем чем заняться.

п р и м е р п о с т а

Брови едва не упали Джейсону на нос, когда он понял, что с «шаолиньской» моделью коммуникаторов, выдаваемой в главном штабе, придется повозиться. Решительно сгрузив все три новоявленных чуда техники на угловатых коленях, он было решил, что проще залить все содержимым кофейного стаканчика (куда Джей благополучно плеснул неразбавленный виски) и притвориться, что все работает, как и должно, но слабый и едва различимый отголосок самосознания нашептывал ему, что в случае дипломатического фиаско с индейцами — носиться им по пыльному котлу ужаленными в хвост куропатками (без обид, Лейтенант Взъерошенный Перья) на сломанных ногах и со стрелами в коленях. Да и жалко-то кошерного напитка.

Ведя неравный бой с перенастройкой связи, он успевал, впрочем, в пол-уха слушать представителей штабной богемы, решившей поразвлечься за его счет. С виду по ним и не скажешь, что за всей этой вымощенной презентабельностью лояльных псов Элдермана скрывается дух настоящих полевых хиппи, но всплывший наружу факт, в сущности, отнюдь неплохо сказался на общем настрое такого расслабленного парня, как Инди. Гораздо сложнее работать в условиях, когда нервы, что поводья, натянуты до предела и аж скрежещут, как колеса их бронированного внедорожника по выщербленному асфальту.

Сопровождавший пока не спешил огорошить их тем, что для поездки в индейские резервации все трое были кошмарно трезвы. В сердце мрачных тайн и суровой, даже зловещей южнодакотской истории ему доводилось совать нос не дальше «Прерийского рыцаря», но и на тамошних порогах, полных огня и винных паров, не нужен никакой гид, чтобы прочувствовать на себе все прелести вестернской остросюжетки. Впрочем, туловищу рыбы за голову решать не положено — моветом, да и у таких солидных ребят наверняка припасено с пару десятков планов, на случай... всего. Взять хотя бы нелюдимый и довольно-таки скверный характер устрицы, уж точно не спешащей покидать обжитую раковину. Сдалась им эта война бледнолицых, как Нику Прайсу — титул Мисс Мира.

Пару раз машинально хлопнув себя по карманам куртки, наблюдая за выпирающими ребрами каньонов, раскинувшимися, казалось, до самого края света или до конца Южной Дакоты, что почти то же самое, он не думая выдал первое, что удачно подвернулось на язык:

Мне и прежде случалось проштрафиться в считанные секунды знакомства с серьезными людьми, — вспомнив, хотя бы, сколько раз ему доставалось за излишне несдержанное чувство юмора и хохотнув, Джейсон рассеянно пожевал фильтр сигареты, которой до этого едва не поперхнулся, но в последний момент передумал и незаметно убрал ее за ухо, — ...но чтоб настолько...

Оставшись в машине наедине с параноидальным Фрэнсисом, на физическом уровне плохо переносивший молчание солдат взял на себя роль информационного радио и худшего кошмара интроверта в одном флаконе, затравив историю в духе «А вы знали, что вместо собак эти парни иногда держат здоровенных таких опоссумов?».

С чистой совестью затянувшись, позволив завиткам ароматного дыма обвивать плечи, Джейсон привычно чертыхнулся на выбор сигарет — эти были с какой-то сладкопахнущей гвоздикой, что ли, и, наверное, его временный и единственный собеседник уже не раз прокрутил в голове зверский план как выкинуть Линдона посреди пустошей за курение подобия девчачьих благовоний. Парень, пожалуй, в этом случае проявил бы безукоризненную солидарность, упростив задачу и выпрыгнув на ходу сам, если бы у них в Южной Дакоте выбор благодати зачастую не состоял из того, что можно запросто умыкнуть из карманов сослуживцев.

Шеф, да если бы на мне и был жучок, то уже давно сгорел от ваших взглядов, — «жуть», подумал Джей. Но ладонь все еще пощипывало после приветственной шоковой терапии лейтенанта. И в силу напоминавшего о себе обстоятельства, лишний раз парень спорить не стал — мало ли, от большой преданности делу этот Фрэнсис возьмет да спалит их вместе с машиной. — Ну как знаете. Стриптиз, так стриптиз. — Фыркнул он, выходя из авто и стягивая на ходу куртку и футболку, чудом не прожигая те зажатой в зубах сигаретой. Что-что, а раздеваться Линдон умел молниеносно.

За это повышения не полагается? Что-нибудь покруче майора, например? — вообразив, как уже он отправляет чертового командира боевиков чистить плацдарм, вигилант заулыбался шире. На счастье последнего, осенняя погода стояла благосклонная, а лишние сорок градусов в невинном стаканчике из Старбакса и вовсе превратили акт вынужденного эксгибиционизма в середине ноября — в терпимое удовольствие. Но Джейсон все равно швырнулся ремнем так, словно с радостью оставил бы главой аналитического отдела парочку вмятин на отполированном до блеска корпусе броневика. — My bad. Надеюсь, хоть в то, что я жучок между ягодиц не спрятал, поверите на слово?

0

128

https://i.yapx.ru/MkwO.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Pedro Pascal

» имя, возраст:
Вам на откуп, для удобства я буду звать его – Адан
Возраст приблизительно 36-42.
» принадлежность:
На выбор, лучше даже если изначально он был в побочном, а не главном штабе, или вовсе не состоял в штабах, но поддерживал ренегатов.
» профессия:
Агент управления по борьбе с наркотиками (?)

» способность:
Ваш выбор
» сторона:
Строго ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.


● Уроженец Соединенных Штатов с латиноамериканскими корнями. Эмигрантами были либо родители, либо дедушки-бабушки, при этом семья была благополучной, детство и отрочество - нормальными, с хорошим образованием. После окончания учебы по личным причинам трудоустроился в DEA, после периода адаптации добровольцем вызвался на работу под прикрытием. Был внедрен в венесуэльский наркокартель в 2029-ом году. Оказался достаточно расторопен и умен, чтобы за два года “вырасти” по служебной лестнице, умудряясь при этом сливать данные правительству США.
● в 2031 Адан был приближенным к венесуэльским наркобаронам, которые принимали участие в государственном перевороте. В решающий момент он способствовал срыву встречи с продавцами оружия и захват здания парламента, выдал всех, кого знал. В ходе задержания и возникшей потасовки погибло несколько невинных, и, к сожалению, от руки Адана. Это мрачное обстоятельно стало окончательным концом кампании революционеров. Он наконец отправился домой.
● Никогда слепо не верил в систему, людей и не шел в толпе последователей. Делал вид, что играет по правилам, но будь он лишь верным солдафоном, то вряд ли смог усидеть на двух стульях и выжить там, где творилось, то, что не каждый выдержит. Венесуэла уникальная страна, проблемная, своенравная чтобы жить в ней, надо уметь выживать.
● Изначально высказывания Линкольна Риндта не вызвали в нём отклика, однако после трагедии, которая унесла практически весь Нью-Йорк, он задумался. Фактического решения за ним не было, долг требовал признать правоту тех, кто держал изначальные бразды власти,  а интуиция подсказывала, что Итану Элдерману доверять нельзя. Слишком много трагедий за такое короткое время, слишком многое не сходилось. Он отыскал один из побочных штабов ренегатов и уже будучи там понял, что выбрал верную сторону.
● Как вариант, Адан не вступил в какую-то из групп, и не увяз прочно в этом, просиживая штаны в штабе, ради выполнения миссий, которые были ему не совсем по вкусу, или недостаточно точно отражали то, чего он хотел от войны. Поэтому Адан стал информатором или искателем, наведываясь туда, где чувствовал себя как рыба в воде – в гостях у контрабандистов и ребят, которые теперь отвечали за веселье, незаконное, конечно.
● А еще Адан тряхнул стариной и боевой удалью, да вытащил из передряги девушку (подробности расскажу в лс), узнав в ней Кристу Аларкон, за которой охотятся вигиланты, ренегаты, и все те, кто смог поднять тело с дивана. И возможно получил приглашение присоединиться к штабу.  Ну или почестями и деньгами награду забрал.

Связь на фоне постапокалиптического будущего радости от того, удалось спасти свои задницы, и ситуации в которой придется ехать из Вашингтона в Миннесоту, молясь всем мексиканским богам, и надеясь выжить. Дерьмо творящееся вокруг объединяет, во многих смыслах. Подробнее обсудим лично.

Характер не прописан от и до, но есть интересные мысли, и, если вам понадобится немного вдохновения, отвалим, не проблема. Почти все, что написано в заявке - лишь пожелания и основа персонажа, вы вольны переделывать его так, как захотите. Добавлять, выкидывать факты, творить беспредел и сделать персонажа полностью своим.
Адана жду не только я, мы писали эту заявку вместе, но есть и другие заинтересованные люди, поэтому с игрой точно не будет проблем, как бы еще не пришлось скрываться от нашего энтузиазма.
Мы здесь давно и надолго. Все покажем, расскажем. Просим только не бросать роль.
А еще замутим электрический хлыст, если захочешь.

п р и м е р п о с т а

Не к этому готовилась Криста Аларкон, когда так рвалась оказаться в стане врага, то есть... теперь уже можно говорить о них как о союзниках? Она путалась в понятиях и торопила события, но очень рассчитывала именно на такой исход.
Ей удалось увидеть жизнь с множества сторон, окунуться в нее с головой, но Крис почему-то предпочитала думать голливудскими клише, может так она не давала себе думать о худшем, или наоборот создавала в голове наиболее жуткие сценарии, которые могла представить. Она готовилась как минимум к пыткам с участием ногтей, иголок и кровожадного дознавателя в довольно обыденной связке, или к тому, что однажды дверь камеры откроется и прозвучит один пронзительный выстрел, после которого больше в этом мире ее ничто не побеспокоит. Но самым ярким был тот вариант, где сопротивляющуюся предательницу волокли по пустынному коридору, запирали в полупустой комнате, и обдавали мощной струей холодной воды, примерно так, как в старые добрые времена поступали с психически больными.
Ждала ли она того, что после одной беседы ее оставят в покое и неведении на несколько дней? Как будто не знали, что делать с бестолковой подружкой вождя вигилантов, или вели переговоры с ним, чтобы вернуть перебежчицу обратно. Кстати, Криста крупно ошибалась, когда считала худшим испытанием пытку ледяной водой. Ее настоящим кошмаром стало бы возвращение к Итану, его полная власть над ней, и желание преподать урок, который запечатлелся в подкорке.
Но и ренегаты кое-что понимали в том, как вымотать противника и попытаться загнать его в угол, потому что когда замок на двери камеры жизнерадостно щелкнул и она отворилась, пленница уже смирилась с тем, что сгниет в этой унылой комнатушке, если не свихнется намного раньше, в этом случае ей, к счастью, будет плевать абсолютно на все. И клеткой станет собственное сознание.
Криста медитировала в потолок несколько часов подряд, упрямо не поднимаясь с места, чувствуя как нарастает напряжение в ногах, но работать овощем хотя бы было не так утомительно, как мерить шагами крохотную камеру, каждый раз упираясь в ненавистные стены.
На какие-то доли секунд она начинала сомневаться в принятом решении, не потому что, думала, что Элдерман прав и за ним будущее, не потому что ей вдруг стали неприятны ренегаты, и даже не потому, что испугалась за свою жизнь и с удовольствием вернулась бы к бывшему, поджав хвост. Кристе нужна была обычная жизнь, с постоянной работой, друзьями и относительным покоем вокруг, к этому она стремилась, уезжая из дома, едва окончив школу.
Когда рушатся детские мечты, на смену им приходит взрослое желание максимально спокойно существовать в это мире. Кристе досталось в детстве, когда она получила свою способность. И больше ей не хотелось становиться всемирно известно балериной, и получать ту дозу внимания и придирок, которые свалились на нее когда носителей официально признали и показали всему миру, вот только некоторые не перестали считать их фриками, которым место в цирке уродов.
У нее не было выбора, вместо жизни девчонки из толпы, она оказалась посреди войны, как и тысячи других людей, у которых тоже были свои стремления, желания, но обо всем этом забыли сразу же, как прозвучал первый взрыв.
Никто не виноват, но отвечает и расплачивается за произошедшее каждый из выживших.
Но выбора нет, как и прошлой жизни, и потому она поднимается, чтобы увидеть, кто же стал долгожданным посетителем и снова разочароваться в возможностях собственной проницательности и фантазии. Ее охранник молчалив и абсолютно невозмутим, а каждое движение такое отточенное, что в пору заподозрить, что перед ней робот, но и в 37 году техника еще не настолько продвинута.
Наверняка они отправили к ней самого опытного бойца, чтобы какой-нибудь прыщавый мальчишка не застегивал наручники трясущимися руками, и не избегал взгляда, выставляя ренегатов трусами перед самой Кристой Аларкон — главной предательницей года.
Бывшей вигилантке вообще подобрали неплохую и колоритную компанию, сразу после того, как девушку завели и усадили на стул в раздражающе безликой комнате, в ней появился и дознаватель — мужчина, наверняка старше 50 лет, но он так спокойно и уверенно выглядел, как будто всю жизнь готовился к этой встрече. Люди старшего поколения нравились Кристе иногда больше, чем ее ровесники, было в них что-то, позволяющее твердо держаться на ногах. Уже после недолгого общения с Бобби, пожилым владельцем бара, который приютил Крис после переезда в Нью-Йорк, ей удалось понять, что старикам не надо вгрызаться в жизнь и отрывать сладкий кусочек, они скорее всего уже нашли себя и успокоились.
Девушка кивнула в ответ на приветствие, наблюдая как ребята, которые должны были стать защитой для мистера Болтона, выходят за дверь. И даже в этом могла крыться какая-то подстава, дознаватель мог быть настолько уверен в том, что Криста не навредит ему или с большей вероятностью именно Кристе надо беспокоиться о своем благополучии. Люди, которые ничего из себя не представляют, обычно очень любят собирать вокруг себя толпу прихлебал.
— Воду — согласилась Криста, хотя ее так и подмывало демонстративно отказаться от всего, что предлагал новый знакомый, но перед кем было ломать комедию и играть в железную леди? Она определенно находится не в том положении, — с лимоном, если не затруднит.
Мисс Аларкон не очень любила копаться в прошлом, потому что так или иначе натыкалась на косяки, глупые поступки или решения, о которых все еще жалела. Но этот простой вопрос сразу перенес ее на три года назад, когда ей посчастливилось или не повезло (с какой стороны посмотреть) познакомиться с Итаном Элдерманом, который заглянул на ужин в ресторан, где Крис подрабатывала в ночную смену.
Почему этот день? Потому что именно тогда она стала вигиланткой, и пусть еще никто не знал, что когда-то будет война, и сторонники Итана назовут себя так, она уже готовилась стать одной из них.
— Это вигиланты примкнули к нам — начала Криста, тут же спотыкаясь о последнее слово, теперь не было никаких "нас", она сбежала от Элдермана, оставила его с носом, и готовилась предать прямо сейчас. Допросы не проводят ради интересной беседы, ренегатам нужна информация, — я была с Итаном задолго до того, как появился Риндт со своими вестями о будущем. Работала официанткой и представить не могла, что стану поддерживать кого-то, кто решит развязать войну.
И правда, до этой встречи Ри считала, что ее потолок это работа в баре, ну или открытие своего заведения. Но никак не то, что она станет первой леди для мужчины, который был так опасен, что о его смерти мечтала не одна сотня человек.
— Но если вас интересует с чего началась история вигилантов, я вряд ли расскажу что-то новое и назову точную дату, так как  даже не пыталась запоминать, из меня хреновый общественный деятель. Итану требовались союзники, потому что он не верил ни одному слову человеку, который взялся из ниоткуда. А я считала нужным помочь ему в этом, поэтому начала находить полезных людей. Не уверена, что понимала тогда, что занимаюсь вербовкой.
Вот вы сразу поняли, в какое дерьмо оказались втянуты?
Этот вопрос прозвучал с интересом и еле скрываемым вызовом, но чего ей еще бояться? Каждый новый вздох похож на чудо, и порождает лишь новые мысли о том, почему она все еще жива.

0

129

Тайлер Салливан // 35 лет  // вигиланты  // переговорщик
http://funkyimg.com/i/2C2kd.png

W   A    N    T    E   D
D   E   A   D          O   R          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

130

http://i.imgur.com/c1VXTPA.gif

more

ФАНТОМЫ - тайный отряд особого назначения, принадлежащий Итану Элдерману. Фантомы профессионально подготовлены и не гнушаются выполнять самые немыслимые и нелицеприятные задания. Убийство для них - не в новинку, а лишать кого-то жизни - обычное дело. Единственная причина, по которой они не оказались в одной из тюрем - содействие Итана Элдермана, которому удалось направить их энтузиазм в нужное русло.
Каждый из них обязан ему чем-либо и предан, как своему единственно возможному лидеру.
Они были собраны вместе еще до начала войны, один за одним, а вся информация об их существовании была уничтожена - как из «Теневого протокола», так и из общей базы данных.
Официально этих людей не существует. Они - призраки, выполняющие самую сложную и кровавую работу четко и максимально незаметно. Каждый из них хорош в том или ином деле. Еще до объявления войны ренегатам, Фантомы занимались выполнением особых тайных миссий, связанных с шпионажем, добычей засекреченных данных, а также ликвидацией неугодных граждан.
Сегодня Фантомы - обычные вигиланты (официально), держащие в секрете свою деятельность. Они точно так же принимают участие в столкновениях, но, в отличие от боевых групп вигилантов, Фантомы не защищены с тыла. Они не получат поддержку, если попадут в безвыходную ситуацию. В каждом новом деле они могут полагаться только на собственные силы и друг на друга. Если их раскроют, Итан будет отрицать всякую возможную связь с ними, ведь их деятельность может стать внушительным пятном на его «безупречной репутации».
Они подготовлены - физически и психически. К ним непросто залезть в голову и заставить действовать по своему усмотрению. При них всегда имеется достаточное количество браслетов для блока способностей, а оружие заряжено тибериумом.
Они неудержимы, как группа, не ведают страха и всегда идут до победного конца в каждой новой миссии. Вне боевых действий Итан обеспечивает их всем необходимым, но на поле боя они действуют без его поддержки. В отличие от официальной боевой группы, часто бывающей на виду, Фантомы действуют с большей жестокостью и аморальностью. А также именно они ответственны за то, чтобы своей деятельностью подставлять ренегатов, очерняя их в глазах общественности.

смотреть трейлер

http://78.media.tumblr.com/tumblr_mazu24nIqT1r086dio1_500.gif
ELAINE WINBLAD, 29 » REACTIVE EVOLUTION » EVAN RACHEL WOOD
А    Д    А    П    Т    А    Ц    И    Я

Специализируется на миссиях, связанных с проникновением, ликвидацией и зачисткой (включая крупномасштабные операции). Часто играет роль "жертвы", позволяя противнику расслабиться и почувствовать свою силу, чтобы в самый подходящий момент нанести удар. Успешно выполняет задания благодаря своей подготовке и запредельной выживаемости. Гетеросексуальна.
Родом из Швейцарии. Двадцать счастливых лет мисс Уинблад была наследницей внушительного капитала, гордостью семьи и любимицей окружения. Но всего одна поездка автостопом по Индии перевернула все планы на счастливое будущее.
Отправилась в путешествие вместе с лучшей подругой, но уже на третью ночь девушки были похищены группой торговцев людьми. Илэйн находилась у них три месяца, питалась объедками и подвергалась унизительным наказаниям, не затрагивающим "товарный вид". Позже девушек перекупили, разделили и тайно вывезли за границу. Илэйн оказалась на территории очередного арабского государства и была вынуждена выступать в качестве игрушки и прислуги, а также исполнять любые извращенные запросы новых "хозяев". Над девушкой издевались, ее наказывали, били, прижигали и всячески унижали. В этом аду она провела два года.
Способность Илэйн проявилась, когда Уинблад была на грани смерти во время очередного наказания. Но "хозяева" посчитали, что девушка не выдержала нагрузки и умерла. Уинблад вывезли за черту города и похоронили. Когда Илэйн выбралась из земли и набралась сил, она вернулась к своим обидчикам и заставила их на собственной шкуре испытать все краски фильма "Я плюю на ваши могилы".
Расквитавшись с "хозяевами", Илэйн продолжила свой кровавый путь и не остановилась, пока не уничтожила каждого, кто поспособствовал ее похищению и удержанию в плену. Родители искали дочь первые полгода, но когда разбились в автокатастрофе, поиски девушки практически сошли на нет, а чуть позже Илэйн и ее подруга были признаны погибшими.
Уинблад перебралась в Штаты по поддельным документам, выучила пару боевых искусств и продолжила преследовать людей, связанных с торговлей людьми на Ближнем Востоке. Она не щадила никого и в один из таких дней попала под "радар" Итана Элдермана, который, вместо того, чтобы сдать девушку властям, разглядел в ней отменный потенциал и предложил выгодное сотрудничество, практически вытащив Илэйн с улиц и пути безрассудного истребления, которое рано или поздно привело бы ее к пребыванию в ADXS Florence.

https://media.giphy.com/media/qe32XoRSd69A4/giphy.gif
SOLOMON RAMPAGE, 34 » ANIMAL MEDIATOR » TRAVIS FIMMEL
В З А И М О С В Я З Ь    С    Ж И В О Т Н Ы М И

Ирландец в крови, господин с двойным гражданством и дурным нравом. Он никогда не церемонится с другими, не любит подчиняться, но знает цену чужому авторитету и знает, когда и с кем лучше всего пойти на сделку. Опять же в целях личной выгоды. С Итаном его связывает договоренность, о которой знают лишь они двое. И только по этой причине Рэмпейдж вступил в тайный отряд Элдермана, став одним из девяти "фантомов".
Сменил фамилию еще по молодости и оборвал все связи с прошлым, но о себе и своей жизни предпочитает молчать. Сол никому не доверяет и во многом полагается на собственные инстинкты, причиной чего является и его взаимосвязь с животными. Его довольно непросто застать врасплох, и порой кажется, что у Соломона везде есть "уши" и "глаза".
Он не только управляет животными, но также прекрасно понимает их инстинкты, и благодаря этой связи "братья меньшие" защищают своего "альфу" до последней капли крови. Он кажется чужаком в мире цифровых технологий, но даже без всей этой техники Сол - опасный противник. Гетеросексуален.
Является гордым владельцем двух милых аргентинских догов внушительных размеров, которых повсюду водит за собой на цепи. Рэмпейдж любит спускать их на тех, кому не повезет оказаться у него на пути. Животные полностью слушаются его, а выжить после их нападения - дело везения. А для наблюдения и слежки главным образом использует ручного сокола, к которому не позволяет прикасаться ни одной живой душе.
Соломон всегда доводит начатое до конца, не терпит полумеры, прекрасно знает себе цену и, похоже что, не способен опьянеть. Его лучше не злить — он не вспыльчив, но тем хуже для других. Способен затаиться, а затем нанести неожиданный удар. И ударить он постарается как можно больнее.

http://37.media.tumblr.com/eba4bc0a51755df54820b8e8dcb442c3/tumblr_n2nl4r5hgE1rpdibxo1_500.gif
NATHAN BLUNT, 35 » HUMAN » KARL URBAN

Еще один человек в смертоносном отряде. И хотя на всеобщем осмотре он был определен к подвиду "homo sapiens", Бланту понадобилось не так много времени, чтобы заслужить свое место среди остальных фантомов.
Специализируется на ядах и химикатах, а также выполняет функции врача, но не гнушается нарушать данную им клятву Гиппократа. Способен избавиться от тела так, что его никто и никогда не найдет.
Химик от бога - "чудовище" по призванию. Нэйтан не обладает чувством сострадания или жалости к окружающим. Ему не впервой причинять боль живому существу, и еще в раннем детстве Блант проявил задатки садиста.
Прекрасно осведомлен о всех важных точках на теле человека, включая болевые, и способен причинить мучительные страдания любому, кому не повезет попасть ему под руку.
Врачебную практику начал с примерной работы в одном из госпиталей Лос-Анджелеса, а закончил опытами над бездомными и проститутками, пытаясь определить максимальный болевой порог своих "подопытных" и опробовать на них яды, которые создавал у себя на дому, используя в качестве исходного материала то, что получалось добывать незаконным образом на "черном" рынке.
Когда его опыты стали сводиться к одинаковым и слишком, по мнению Нэйтана, ординарным результатам, Блант перешел на себя и в последствии доигрался до того, что потерял чувствительность к боли, что стало одновременно и плюсом, и минусом. После этого Нэйт активно следит за состоянием своего здоровья и ежедневно проверяет показатели, отмечая любые отклонения от нормы. Гетеросексуален.
На его счету (еще до вступления в ряды фантомов) - 138 замученных до смерти людей, две трети из которых являлись носителями.
В фантомах оказался после того, как попал "на радары" отряда во время их очередной операции. Умудрился отравить Валькотта, вернуть его с того света, отклонить предложение Итана о сотрудничестве, но когда выяснил, что смертельно болен (что было результатом опытов над собой), принял протянутую Элдерманом руку помощи, который не только оплатил для Бланта дорогостоящую операцию, но и впоследствии выделил ему личную лабораторию, снабдив ее самыми лучшими игрушками.

0

131

http://s3.uploads.ru/9b8q6.gif http://s3.uploads.ru/JqaLd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jane Levy

» имя, возраст:
Charlotte “Charlie” Delaver
Шарлотта “Чарли” Делавер
23 года
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Член боевой группы в побочном штабе Южной Дакоты

» способность:
На выбор по согласованию с семьей
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Тебе повезло стать третьей случайностью в семье Делавер. Тебе повезло не запомнить ту нищету и ограниченность, в которой мы находились, когда ты родилась. Тебе повезло стать младшей из трех сестер, которой всегда доставалось больше, чем остальным: еды, игрушек, одежды, любви. Пока старшая дочь впитывала все от отца, ты с каждым днем все больше и больше получала от матери. Те же жгучего рыжего цвета кудри; зеленые, как изумруды глаза; умение расположить к себе любого незнакомца. Ты впитала в себя самую лучшую версию от каждого из членов нашей семьи. Ты всегда выступала нейтральной стороной, всегда тушила пожар конфликтов, будь они между Клэр и Пейдж или Джо и Джилл. Ты мягче, ты спокойнее, в тебе больше самообладания и здравого смысла. Ты та дочь, которую мечтает получать каждая мать: носила платья, заплетала косы, меняла поездку с друзьями на вечер с семьей. Ты душа семьи, без тебя бы семья Делавер не протянула так долго. В тебе нет вселенской злости, тебя не мучают переизбытки неконтролируемых эмоций, ты всегда уравновешенна, складно мыслишь и рационально поступаешь. Ты не ругаешься с сестрами, потому что в их головы заложили, что младшую нельзя обижать, ты любишь отца, потому что один твой взгляд вьет из него веревки, ты предана матери, потому что она с тобой и в победах, и в поражениях, ты за это ей навсегда благодарна. В тебе есть лишь одно противоречие, так долго не дававшее покоя, потому что было неосознанно – твое альтер эго.  Ты мягкая, а оно жесткое, ты нежная и женственная, оно мужское и сильное. Ты удивила мать лишь однажды, когда выбрала пойти дорогой, слишком знакомой отцу и старшей сестре, ты выбрала стать солдатом.

Ты моя третья дочь. Слишком похожа на мать, как внешне, так и внутренне, но умеешь брать верх над своими эмоциями, что не удается сделать Джилл и по сей день.

Тебя не приходится ругать или пичкать нравоучениями, с тобой можно душевно поговорить или тихо помолчать. Ты не принимаешь чью либо сторону, достаточно четко обозначив, что для тебя мы все одна сторона, потому что одна семья.

Развод родителей стал для тебя слишком сильным потрясением, которое в последующем и привело к пробуждению способности. Тебе пришлось переехать из родного дома вместе с матерью и тем самым слишком тосковать по отцу. Головой и сердцем распад семьи ты так и не приняла, все время ища способы примерить взрывоопасную парочку Джо и Джилл.

В тебе живет две противоположности: плохая и хорошая. Это не делает из тебя монстра или преступника, но ты становишься, подобно железному человеку, личностью, которой все ни по чем.

Со своими умениями и возможностями ты решила пойти в военную академию и приносить пользу своей стране, став солдатом, которого проблематично убить. С началом войны ты приняла сторону вигилантов, став неотъемлемой частью боевой группы.

Новость о смерти отца заставила тебя на время дать волю эмоциям, а затем уступить место второй личности, чтобы поддержать мать, продолжить работу и не сломаться, но все равно пугать её холодной фразой «Я со всем разберусь».

Решив, что под постоянным присмотром матери не сможешь в полной мере исполнить свой долг, ты сразу после окончания обучения в академии Вест Пойнт, приняла решение, продолжить карьеру в качестве члена боевой группы в побочной штабе Южной Дакоты.

Без покровительства матери ты смогла вдохнуть полной грудью. Ты стала жесткой, требовательной, слишком правильной, не уступающей в спорах или правах на ошибку. Кто-то считает тебя несносной, кто-то слишком рискованной, однако ты четко знаешь, чего хочешь от жизни, не слушаешь остальных и веришь лишь себе самой.

Дополнительно:

Немного мелочей от второго заявителя:
Глупо отрицать, что тебе проще отдалиться от отца, чем от матери. Доподлинно неизвестно: сама ли ты решила так, или твое второе «я» нашептало столь отчаянный для любой дочери шаг, но факт остается фактом - если бы Джо поставил тебя перед выбором с кем ты будешь жить, то ты бы выбрала мать. Благо выбирать не пришлось.

Отец гордится Клэр, переживает за Пейдж, а ты для него отрада, молоденькая Джилл, которую он повстречал в школе: хорошенькая и умная. В твоих просьбах глава семейства всегда находил самую приятную работу на свете.
Именно поэтому Делавер, долгое время не сможет свыкнуться с реальностью в которой Шарлотта показывает в себе иную, не привычную всем сторону личности, ту, которая никак не клеится с обличием милой, краснощекой девочки с рыжими косами.

Обостренное чувство справедливости заставляло маленькую Чарли влипать в ситуации, где нужно было предотвратить рядовое правонарушение. Потасовка хулиганов у школы, котенок на верхушке дерева, перевернутая мусорка. «Правильная до тошноты» - постоянно говорит одна из сестер. Такой же пыталась быть и твоя мать, но и в этом ты её опережаешь.

Ты довольна прямолинейна, но не глупа. Исполнительна, ты не любишь принимать какие-либо важные решения без предварительной подстраховки и просчета. Как примерного солдата тебя устраивает следовать приказам начальства.
Обожаешь боевые искусства и ножевой бой, как завороженная можешь любоваться холодным оружием в своих руках. Одному из своего оружия, подаренного на выпуск из академии отцом, ты дала имя.

До недавнего времени у Чарли не было никаких проблем с контролем способности, ее способность была по-джентельменски услужливым, можно подумать, что она испытывает к тебе свое рода любовные чувства, но нет - она просто принимает правила игры, которые хочет изменить. В будущем.


По игре:
● Введены ключевые моменты, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, ожидаем неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
● Практически все менябельно и обсуждаемо, дано желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего—мы вас возьмем целиком и полностью.
● Особых требований нет. Первое или третье лицо- ваше дело, но какая-то активность на форуме в игровых разделах- крайне желательна.
● Вас ждет по крайне мере три ведущих соигрока: отец, мать и старшая сестра, но кроме игры с нами хотелось бы видеть вашу независимую линию.
● Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.

п р и м е р    п о с т а от Папки.

Tell me, how long do we wait
Until we see the other side?
T h e   e n d   o f   e v e r y t h i n g
Nothing left but you and I.

Хорошее дело браком не назовут. Отец так говорил за что получал от матери щедрый подзатыльник. Джо лыбился на пару с братом. Несмотря на многие «но», их семья была во многом образцовой для их непутевого штата. Впрочем Делавер младший никогда не видел себя отцом, мужем, главой большого семейства. Жизнь щедра на хитросплетенные повороты судьбы, иронична, порой зла, порой задорна, как музыка на Техасской свадьбе, но справедлива.
— Бедный ребенок- говорит печально Джо и про свое будущее дитя, и про то еще не оформившиеся создание, что поправляет подвенечное платье напротив него. Тогда у незадачливого жениха появилась странная манера мрачно отшучиваться по любому поводу, ускользая от раздражающего разговора, как от нависшей угрозы. От Джилл, правда, так просто не уйдешь. Она навязывалась. И спустя многие годы ему стало стыдно за этот спектакль холодного суженного, который продолжался ни один год. Заботливая женушка всегда напоминала ему о том, что он никогда не был таким строгим, смурным и закатывающим глаза мужчиной. Он примерил новую роль и она вполне себя его устроила, ему было странно учить ребенка тому, что он принял поневоле. Ответственность за свои поступки. Быть в ответе за тех кого ты любишь.

— Все дело в привычке.— Альберт жует свою китайскую лапшу и дирижирует деревянными палочками, точно перед ним выстроился Шанхайский симфонический оркестр— В запахе!
Джо облокачивается на капот заглохшей машины, скрестив руки, и поправляет солнцезащитные очки, скрывающие красные от недосыпа глаза. Сложно спать на новом месте. Одному уж тем более.
— Ты когда успел стать Жаном Батистом Гренуем, идиот?
— Нееее, я как Аль Пачино, смекаешь?— он причмокивает и махает ладонью на обожжённый специями язык, умудряется перекинуть галстук на плечо и начинает входить вдоль авто, остановившись в итоге перед боковым зеркалом— Бабий запах прицепляется намертво, но и тут есть рецепт. Клин клином. Тебе нужно перебить одни феромоны другими.
Понятны теперь к чему эти разговоры вокруг да около. Прошло много лет, а он так и не смог прийти в себя. Джо выдалось пробовать других женщин. Это как нырнуть в прорубь. Хочется поскорее вылезти оттуда. Неприятно, промозгло. Нет, непривычно. Омерзительно. Делавер качает головой, опустив взор на потрескавшийся от безумной жары асфальт стоянки перед забегаловкой в классическом чайнатауне. Что этот идиот может знать о нем, о ней и вообще? О времени, которое просто так не затолкаешь в мусорный контейнер, как труп кошки.
— Тебе и сорока нет, начальник.— мужик не унимается, а Делавер становится только раздражительнее после кофеинного передоза и палящего ультрафиолета, вызывающего зуд по всей коже.
— У меня трое детей, Ал, им нужна семья. Сильнее чем мне. — Точно в исповедальни, он говорит это сквозь сложенные ладони, вспоминая по итогу, что так и не успел заехать купить подарок для на день рождение малышки Чарли.
— Хорошая отговорка, дружище, ты холостой теперь, так что радуйся. Отмучился. Каторга позади. Спусти уже черный флаг.
— У меня трое детей.— повторяет Джо сквозь зубы, понимая, что в этой фразе гораздо больше смысла, чем он может вложить в этот идиотской разговор о его личной жизни. Вернее заметить, о ее отсутствии.

«У меня дома жена и дети». Звучит как отговорка. Он предостаточно слышал подобное из уст людей, которых ему пришлось отправить на тот свет за эти годы. Жутко. Осиротевшие, овдовевшие, одинокие. Это его рук дело— чужие искалеченные жизни.
Когда же он оказался на прицеле, то он и сам был готов произнести эту заезженную фразу, но потом, прямо перед тем, как вигилантский капитан отряда зачистки вернул предохранитель на место, он вспомнил, что конкретно все проебал и на эту мольбу у него нет никаких прав. Это неприятное ощущение легкой диареи вместе с желанием обоссаться на ровно месте испугало его сильнее, чем перспектива смертной казни.
И где его работа, за которую так цеплялся? Где его дом, о котором так грезил по итогу? Где его жена и дети, частицы его самого?
Запах гари неприятственно ударил в нос. От родного города не осталось камня на камне. Геенна огненная поглотило его и всех жителей. А он торжественно шагал в сторону этих чудовищных разрушений, как на параде. Именно там он обещал быть своей жене, дабы вытащить заблудших детей из хищных орлиных когтей. Он поклялся своей жизнью.

Где все?
Ему вспомнилось, как он осторожно обнимает свою милую Джил, когда она, на 7 месяце уже третей беременности, спящая, уставшая от того что приходится есть за двоих, роняет детскую книжку с ирландскими сказками из ослабших рук. Малыш пинается, собственно, как и остальные бойцы до него. Джо касается губами горячей мочки уха, опускает голову, молча утопая в океане ее огненных волос и еле заметно улыбается. Говорят, что после беременности женщина преображается, становится еще более прекрасной, Делавер закатывает глаза от этой мысли и еще не понимает хорошо это или плохо для него. Его эти просиживания штанов в юридической конторе в тесном офисе при прокуроре города Остин сильно потрепали. А вот она, кажется, ему все еще цветущей и такой пленительной. Он не позволял себе ревность. Но снедавшая несправедливость по этому поводу жгла сильнее любого каленого железа.
Куда она уйдет. Брюхатая?
Уже проходили. Не дай отче повториться этому скандалу.
Тесный костюм натирает в подмышкам, ему нужно идти на неблагодарную работу. Спасать тех, у кого либо нет денег на хорошего адвоката, либо тех, кого отказываются защищать по этическим соображениям, что значит в их штате— они перешли дорогу не тем парня. Ровно через год он поступит в Куантико и все изменится. Но в лучшую ли сторону?

Не то что зрение с возрастом подсело, или слух не так остер после постоянных взрывов и легкой контузии, застигшей его месяц назад в окопе. Но запах кожи Джилл безоговорочно вывинтил ржавые гайки его нутра и весь механизм самообладания застопорился. Мужчина задрожал.
Как много времени прошло без нее? Немое безумие на протяжении 8 лет напоминало песочные часы, где вместо песка залили воск. Все заметили, как сник былой пыл, Джо на год стал как-то активнее и шутил, что начинается новая жизнь, но какой черт она ему нужна такая? Опустевшая, заброшенная, без смысла. Он катился с горки, которой не было конца. Внизу скалы без намека на воду.
И вот, когда разбитый мужчина был на грани, то случилось странное и непредвиденное. Джилл пришла к нему вместе с Клэр и Чарли. Банальная неприятность, устроенная вечным генератором неприятностей Пейдж, которая быть может спасла им всем жизнь своей непутевостью. Ведь сколько людей уже погибло? Скольких они знали лично, а они все еще живы. Джо видит по ее блестящему в изумрудах взгляду, как она сама поражена его появлением, а бывший агент при всем при том, что творилось на протяжении года, когда буквально приходилось выживать на просторах Висконсина, совсем не удивлен, что она всегда была тут со своей единственной не сгинувшей пока в бессмысленной войне дочерью. Берегла, как ей казалось, последнего члена семьи.

— Прости меня. Прости пожалуйста. — он опускает голову, щурится от боли и сглатывает соленый комок. Джо явилось ощущение, что не проговаривать застрявшие внутри словоформы больше нельзя. Когда столько раз был на волоске неминуемой гибели— хочешь-не хочешь, а по неволе начнешь ценить жизнь и осознавать ценность момента. Чего ему стоило лишний раз сказать, что он ее любит? Что он ей благодарен за проделанный пусть сквозь годы? Несколько секунд его времени, пара нечаянных слов могли бы заглушить желание истерить, начать искать загвоздку, которая всегда крылась в его работе— тупой страсти найти себя. Теперь мысли, неозвученные на протяжении совместной жизни материализовались, обрели завершенную форму.
-Я хочу выполнить данное тебе обещание. Но это чертовски сложно, все не так как я ожидал. Не все просто.
— Они все твои девочки и они похожи на тебя гораздо больше, чем ты думаешь. В нужный момент это сыграет в нашу сторону, вот увидишь.
— Это меня и пугает— Замечает Джо. Он отлично знал к чему приложил свою руку. Их дети поступают, как считают нужным, как поступал всегда он без оглядки на других. И только лишь поэтому он уже в незавидном положении. Клэр уверена, что ее папаша давным-давно где-то в почве, в лесах, на земле людей, которые столь хладнокровно ее прикончили вместе со штабом. Шахматная партия была разыграна неверно еще в дебюте, но это не значит, что нельзя все еще переломить ход сражения.
Он старается смотреть на всю картину сверху, но она уже слишком масштабная для его взора и с каждым его ходом в ней все больше и больше деталей.
Что кроме фатальной потери способно укрепить веру в свои поступки, которые год назад казались безумием? Он проходил развод.  Но смерть отца— явно не то. Клэр не поймет его. Джо и сам себя не понимает. Сплошная передряга.
Ему ли говорить о том что тяга влипать в переделки— это какая-то общая с Джилл черта.
Нашла коса на камень.

И вот опять Джозеф размахивается и его металл разлетается на куски. Можно ли чувствовать себе более по-идиотски? Лицо по привычке застывает в подобии мимического паралича. Клубок нервов распутывается не сразу, ибо эта возможность отдышаться дается ему тяжелее любого убийства. Это как идти несколько дней по выжженной пустыне где-нибудь в Вегасе и захлебнуться от пригоршни воды из рук прекрасной незнакомки.
Джо почему-то улыбается без ведомой причины, Джилл должно быть чувствует, как дрожат его строгие губы, так же как и в первый раз. Самоуверенно, словно, это всегда было вопросом времени. Как и тогда, в прошлой жизни, после нескольких шальных свиданий, когда он уже прижимал ее всем телом к стене, а она играючи ускользала от него укоризненно добавляя, что он уж слишком торопит события. Стоило ему тогда прислушаться.
Но как тут устоять, когда она притворяется лишь загнанным зверьком, но ее горящий взгляд дает понять: на ловца и зверь бежит.

45-летний мужчина не сразу вспоминает сколько ему лет. Вроде бы зрелость уже где-то тут, рядом, и все у него было, но сейчас — это «все» начинается вновь захлестывать, обуревать. На этот раз не в пример страшнее. Руки неуверенно поднимаются спине, проскальзывают по шее, ладони ложатся по обе стороны головы, накрывая волосы, касаясь ушей. Теперь когда уже рыжая подается вперед, он с жадностью впиваясь в то, что когда было его безраздельно. Проникновенные черты губ не менялись, как и структура, как и вкус смешавшийся со вкусом помады.
— Пять минут?- в его голосе появляется наигранная строгость. Она что засекала? Бывший муж не удивился. Но кабинет напротив гнезда аналитиков не самая лучшая локация для их незатейливой ссоры, особенно в самый разгар рабочей недели. Джо выдыхает, и не сразу до него доходит, что ему придется выпустить Джил из своих объятий. На его языке все еще чувствуется легкая горечь духов, когда он коснулся устами ее шеи.
Но эта горечь блекнет. Приходит другая. Послевкусие к скорому расставанию.

— Я на плохом счету. – Джо все еще смотрит ее глаза, скрывая как он заворожен он опускает взгляд чуть ниже. Не помогает. Так же неспешно отходит, открывая дверь кабинета перед женщиной.— Меня никто не воспринимает, я думаю, что мои задания буду еще более самоубийственнее, чем в побочных штабах. Умру? Прекрасно, отличная причина ВСБ закрыть мое досье и гадать в какой уголок памяти они еще не залезли. Словить на лжи у них не получилось, но их дотошность подвела ни одного человека к могиле. А я выбравшись оттуда, не очень хочу обратно.
Делавер осматривается по сторонам, коридор пуст, без лишних ушей. Он берет ее за плечи и так же настырно опускает голову, чуть пригнувшись, чтобы его глаза оказались на уровне их.
— У нас все по прежнему.— Джо тяжело моргает, словно пытается выделить свои слова не только тоном, но и каким-то особым знаком.— Нужно выждать. Я нашел подходящее задание, которое уже на все 120% покажет начальству, что мне можно заниматься дальней разведкой вне нашей территории, а значит, я найду Клэр и Пейдж.
Пальцы начинают дрожать, он смотрит на них и понимает, что след на безымянном пальцем давно исчез. Еще одна причина вернуться на место преступления? А там его только и ждут. 
Понимает ли она его или нет? У него нет времени объяснять, время утекает сквозь пальцы, пускай они и переплелись как раньше, но это не способно переломить ход хроноса. Он с закрытыми глазами выпрямляется в полный рост и передергивает напряженными плечами. Ему до сих пор не верится, что он жив. Наверное, ему никогда это не осознать.
— Ты мне нужна здесь с Чарли, я молю тебя не влипай никуда. Я не хочу потерять и вас.-Рука выскальзывает из ее замка и он отходит на несколько шагов, он уходит спиной и разводит руками— Мы на войне, Джилл. Тут люди умирают. На заметку.
Это не было возвращением домой, потому что штабу вигилантов никому не заменить в его голове домиком со своим садом. Подальше от пыли. С детьми. Но поговаривают, что дом— это не только стены и потолок. Не элементы уюта, мебель и домашний питомец. Дом— это где тебя ждут. Если раньше Джозеф Далевер был нахальным гордецом, то сейчас он принимал этот мир, каким он есть. Со всеми его условностями, переломанными конечностями и кровью в легких. Но есть одна вещь, которую он тогда, почти 10 лет назад не смог принять и сейчас все его существо сопротивлялось. То что Джилл не его женщина. Сейчас он рад бы это исправить, если бы только они оказались в другом уголке вселенной, где нет этого клацанья мышки, нервного кашля ВСБшника за его спиной и звука шредера, пожирающего клочки бумаги с некорректными отчетами. Джо бы все мог исправить. Ему это по плечу, но это больше не их жизнь только. Это жизни их детей, которых он подвел. Которые еще не знаю, как далеко он смог зайти в своем желании их защитить. Тень накрывает его на повороте, как будто портал в другое измерение, где нет места сантиментам.

п р и м е р    п о с т а от Мамки

Take my mind and take my pain
Like an empty bottle takes the rain
And heal.

Когда становишься старше, когда за плечами уже добротная прожитая жизнь, осознаешь, что многих вещей уже с тобой не случится. Первой влюбленности, первой работы, первого трепетного чувства в ожидании ребенка, первых побед и первых поражений. Основные моменты с тобой уже случились, и ты подсознательно уже давно списал себя со счетов, потому что есть молодые, более живые, с огнем в глазах и рвением сердцах. Ты потаскана, помята, использована судьбой. Жизнь списывает тебя на использованный товар, здесь тебе больше нечем крыть. И вот если бы не война, возможно ты бы ещё пожила, завела бы пса или мужчину, кого-то, кто приукрасил твою размеренную жизнь разведенной женщины и матери выросших детей. Но война переворачивает все, в том числе и спрос на тебя, твои навыки, знания и умения. Будь я более смышлёной, то научилась бы воевать не с тремя дочерями, а террористами, но кто бы мог подумать. Кто бы мог подумать, что наступит война.
И это бесит меня больше всего, ведь смириться с тем, что я уже глубоко зрелая женщина, которая свое отжила достаточно просто, а вот принять, что такая молодая девушка, как Бонни, вынуждена рисковать своей жизнью и ставить под угрозу всю ту предначертанную судьбу, которую она может так и не получить, получив шальную пулю, принять это совсем непросто. Заставлять девушку сражаться, брать в руки пистолет, убивать, вот чему учит нас 21 век. Так и хочется крикнуть избитое: остановите землю, я сойду.
— Брат, это же замечательно!— особенно, что он по ту же сторону, что и сестра. — Пол… А я ведь готовила ему парочку раз отчеты — даже странно, что все под носом, а ты и не замечаешь, слишком отрешенная, слишком сосредоточенная лишь на работе. — Иметь брата дознавателя очень неплохо— во всем смыслах, я подмигиваю девушке, ведь мы обе понимаем, что брат не допустит, чтобы кто-то её обидел.
Бонни с долей обреченности констатирует факт отсутствия мужа и детей. Ха, не понимает она своего счастья, пожить бы ей денек из прошлого с моей семьей, разом всю хандру смахнет, а желание ещё лет на 10 отпадет.
— Не ровняйся на других, всему свое время. Я стала мамой в 16 лет, поэтому, как по мне, чем позже, тем лучше — смеюсь и вот от чего Илвет хочется рассказать все без стеснения? Ведь я до сих пор стыжусь этого пункта из своей биографии, католические семена, посаженные в меня с рождения, заставляют грызть мою совесть.
– Все будет, Бон, обязательно. — ведь никак иначе, мое время прошло, но её ещё нет, её ещё впереди.
PART II

Задыхаюсь. Почему это происходит со мной? От чего вселенная не добьет меня уже каким-нибудь дробовиком? От чего сначала заставляет похоронить мужа, а затем вытаскивает его с того света, чтобы напомнить, за какого лжеца и несносного подонка я когда-то вышла. От чего она заставляет меня вспомнить, как я любила? Безответно, но даже и тогда по всем законам, по всем правилам. Почему нет ни малейшего проблеска света в этой кромешной темноте болезненных, сжигающих изнутри эмоций.
Я еле добегаю до своей комнаты, забывая подумать о такой мелочи, как закрытая дверь. Влетаю и разрываюсь на вымученный вопль, исходящий из-под давящей диафрагмы на легкие. Зло пинаю стул, на котором покоится стопка чистых вещей, смахиваю с тумбочки тускло светящий ночник, хватаюсь за горшок с алоэ и с силой разбиваю его об стенку. Уши пронзает дикий вопль растения, а кожу обдает горячим хлыстом, ведь я врежу тем, кого сама создала, вырастила, связала с собой. Джо лишь подтвердил мои опасения, что Клэр преднамеренно осталась на стороне врага. Она сделала выбор, не в пользу семьи. Воздуха не хватает, также как и сил принять реальность. Я хватаю очередной горшок с цветком, на этот раз орхидеей и с силой волейболиста отправляю его к противоположной стене. Именно в этот момент в дверной проеме появляется чья-то голова, которой приходится увернуться от «летящего растения».
— Бонни? — в ужасе я стою посреди полуразрушенной комнаты и вонзаюсь пальцами в пряди рыжих волос. — Прости, я целилась не в тебя, я не думала… что дверь не заперта.
Все тело ноет от боли, которую я причинила цветам и тем самым самой себе. Нужно подождать, пока она смущенно закроет за собой дверь и вот тогда я продолжу. Продолжу отдавать должки сучке судьбе.

And tell me some things last

п р и м е р    п о с т а от Старшенькой.

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

0

132

найден

Продолжая кампанию по восполнению ренегатов в наших рядах

https://78.media.tumblr.com/38aefc66ab9d361afc278ff4b2c35481/tumblr_inline_muojx8m04J1rw8cq9.gif https://78.media.tumblr.com/04ceba8cbc92b0a885ae089f19d567fa/tumblr_inline_muojxdN8uO1rw8cq9.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
michael socha

» имя, возраст:
Гейл (Gale), 25+
» принадлежность:
Человек или носитель
» профессия:
До войны - на выбор
Nowadays - член отряда партизан
В будущем - вероятно, главный штаб

» способность:
Астральная проекция / Адреналиновая вспышка vs. твои предложения ;-)
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
Touch me

► ладит с компьютерами, не ладит с законом - got it? :-)
► отличный снайпер;
► любит мотоциклы;
► любит шутейки и шутит их в любом месте в любое время;
► бисексуален;
► мы с тобой - the hell of a напарнички и goddamn team;
► ты должен был быть овердраматичным персонажем, но каждый раз, когда я упоминаю тебя нпс-ом в постах, это превращается в стендап;
► исходя из предыдущего пункта возможен овердраматичный слэш 50/50, зависит от твоего желания, но параллельно или нет мы будем бесконечно угорать;
► есть вероятность нашего с тобой «переезда» в главный штаб в будущем не столь отдалённом;
► образ персонажа одним словом - гопота бандит :glasses:
► идеи для игры: любые совместные задания, разговоры по душам, планомерное сближение, пиздилово и всё что захочешь :blush:

Бонус


https://78.media.tumblr.com/c175a43fe924bdfb98c858d9184b9038/tumblr_ng8rnjsQVd1sjcg5bo1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/924ce13665587515f2b34ef2312e6d76/tumblr_ng8rnjsQVd1sjcg5bo2_r1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/ae4561c3bbb48c7da2fce0c1ed4d0f7b/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo8_r1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/197f7c7c6bcffaacd10f68a899b42a25/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo1_250.gif https://78.media.tumblr.com/fbda2b84ecef857b47163175210407fd/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo6_r1_250.gif
https://78.media.tumblr.com/cf75f8234989dc557a7ee80a06a23650/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo2_250.gif https://78.media.tumblr.com/3cd9f815cec7ef09d47606a1fbf8fea7/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo4_r3_250.gif
https://78.media.tumblr.com/f7bc40ca105618d0d57867aa97601e31/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo3_r1_250.gif https://78.media.tumblr.com/d6b9e6a080756d715d7ea1f5cca0d4ca/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo5_r1_250.gif
https://78.media.tumblr.com/682feae3b717b6dc655f228c7f66b366/tumblr_ne60hlSCDs1sjcg5bo7_r1_500.gif

Низкосортные гейские мемы

https://i.imgur.com/ppMut6Y.jpg
http://sg.uploads.ru/CaXHN.jpg
http://s0.uploads.ru/XOvs1.jpg
http://s1.uploads.ru/ScU37.jpg
http://sg.uploads.ru/D5I9u.png
http://sg.uploads.ru/k7X3Z.jpg

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

https://78.media.tumblr.com/tumblr_mdm16dpGR91r6w4cjo4_r1_250.gif http://images6.fanpop.com/image/photos/34400000/as-Tom-Buckley-cillian-murphy-34481884-245-160.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
cillian murphy

» имя, возраст:
Роберт Фаулер (Robert Fowler), 30-40
» принадлежность:
Человек или носитель
» профессия:
До войны - военный корреспондент, офицер полиции
Nowadays - журналист в IRB

» способность:
Шестое чувство / Видение будущего vs. твои предложения :idea:
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
Push me

► работали вместе в полиции штата Иллинойс (ты, я и Камилла);
► стебёшь меня по поводу и без 24/7;
► дотошный и придирчивый, ни одна деталь не скроется от твоего взгляда;
► в силу предыдущего пункта знаешь всю мою подноготную;
► кличка «пёс» за журналистский нюх;
► ирландец;
► талантливый лжец и манипулятор;
► слабость - сделки и пари;
► обожаешь пончики;
► куришь травку;
► большая часть из перечисленного менябельна;
► образ персонажа одним словом - журналюга :D
► идеи для игры: 1-2 эпизода в прошлом, 1-2 в настоящем, а там посмотрим;
► персонаж без сильной привязки к личной ветке

(!) Минимальные системные требования:
► надёжность (пришёл - не пропадай, уходишь - предупреди);
► активность (минимум пост в неделю, держать связь);
► инициатива (персонаж на 90% твой, не бери роль, если не заходит, а если заходит - развивайся, ограничений нет)

► внешности и имена не менябельны
► Гейл упоминался в игре не единожды, Фаулер - эпизодически
► я клёвый, приходи :glasses:

п р и м е р    п о с т а

Bear's Den - Mother / Jenny Wilson - The Partisan
По дороге на задание Фостер ставил перед собой чёткую задачу: найти, скрутить, доставить. Партизаны - ценные многофункциональные бойцы и наиболее удобный инструмент для тыловой атаки, но стоит им просчитаться, как Штаб поднимет лапки и найдёт замену утраченному. Ведь главное - чтобы механизм работал и дальше, да? Большая Ебучая Машина Войны.

Фостеру не хочется стать следующей шестерёнкой под замену, но Ганна своими, такими несвоевременными, назиданиями значительно портит ситуацию.

Четыре секунды - вдох, четыре - назад. Военное дыхание. Стабилизация ствола в руке. Рейган Фостер - машина войны.

- Да брось ты эту пацифистскую хуйню, - выплёвывает Рейган вместо того, чтобы взять цель на болевой и затолкать в машину. - Хватило и одного «миротворца», чтобы понять, что войну уже поздно останавливать. Сколько их там? Сотня хиппарей против трёхсот миллионов? У Шоу перебили всю семью, и она либо сумасшедшая, либо лжёт всей стране в лицо.

Два года назад единственным, что его волновало, было желание глотнуть дерьмового кофе в перерывах между нейтрализацией вооружённых столкновений. Чем накормить названого сыночка и не дать радикальным мыслям поселиться в его кудрявой голове. Как удержать на плаву участок, который с каждым днём, с каждым полицейским-перебежчиком разваливался на части. Как угадать, в какой район Чикаго в следующий раз упадёт снаряд.
Два года назад он и представить не мог, что поднимет дуло винтовки на собственную мать.

- Ты говоришь, как она. Призываете ренегатов закрыть глаза на зверства этого... узурпатора, на смерть тысяч людей в катастрофах, которые можно было предотвратить, просто прислушавшись к Риндту. Так нет же. Закрыть, обвинить, уничтожить всё то, что очерняет репутацию действующей власти. Бюрократы, - Фостер сплёвывает под ноги. - Здесь уже нет никакой идеологии - только борьба за выживание. Элдерман полстраны похоронит за свои принципы, и мне теперь что, сложить оружие и пойти раскурить с жёлтыми трубку мира? Тебе напомнить, как умер дед? Хочешь ещё жертв? Ах да, - невесело усмехнувшись, партизан возводит глаза к потолку. - Ты же плевать хотела на всю свою семью.

Фостер чувствует, как его несёт, но остановиться уже не может. В наушнике слышится назойливый голос Гейла, и Рейган раздражённо вырывает проводок из уха. Шэридан так и стоит с пушкой за спиной Ганны, не зная что делать.

- Может, ты и обвела вокруг пальца своего бойфренда, - он оборачивается на секунду, чтобы окинуть презрительным взглядом тело под ногами, и пинает того носком в плечо, - но со мной не прокатит.

Глядя на мать, Рейган видит другого человека. Женщина, вырастившая его смелым и честным, всегда становилась на сторону справедливости. Не было случая, когда он испытывал стыд за неё, даже когда она журила его за сущие мелочи. Та женщина сделала бы всё возможное, чтобы спасти страну - пусть не свою, но ту, в которой родился и вырос её ребёнок. Она встала бы на защиту народа, среди которого им обоим ещё жить. Если повезёт.

А им, наверное, уже вряд ли когда-нибудь повезёт.

Похоже, настоящая Ганна Фостер воюет где-то на периферии, умело избегая всеобщего внимания. А эта женщина - не его мать, а лишь очередная вигилантская уловка.

Когда из её уст звучит запрещённое, забытое и похороненное имя, Фостер вздрагивает и позволяет отвести дуло винтовки в сторону. На секунду - и это длилось всего секунду - внутри зародилась необъяснимая надежда, что его мама - его умная, гениальная мама - что-то знает о Финче. Что он скрылся в лесах, служивших ему домом с малых лет, а вовсе не умер в них, пока Рейган считал ворон в Денвере. Что она сейчас расскажет ему об этом, пообещает отвести к нему. И Фостер бросит оружие к её ногам, вложив в материнские руки символическую цепь, завязанную на его шее.

Фостер выхватывает из кобуры револьвер, заряженный шестью тибериумовыми патронами, таким образом придавая угрозе неизбежно личный характер. Винтовка виснет на плече.

- Финч мёртв, - он делает шаг вперёд, приставляя дуло «Миротворца» ко лбу Ганны; она отступает и поднимает руки, взволнованно дыша - явно не ожидала. - Твои кореша тогда перебили весь отряд, и если ты скажешь ещё хоть слово про сраные идеалы, на допрос поедешь с простреленным коленом.

Вдох на четыре счёта - Рейган образцовый солдат, словно с фотографий на сайте Минобороны. На лице не дрогнул ни один мускул, в то время как всё нутро дрожало от осознания возможных последствий. У Рейгана два пути, и оба катастрофически херовые. Это утро поставит крест на ком-то из Фостеров, и, похоже, на этот раз мать не поможет ему в трудном выборе.
via [p.426] я твой

Отредактировано Vitaminka (28-06-2018 22:39:33)

0

133

http://sh.uploads.ru/XpOHm.png
R   E   V   O   L   T
W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+


http://wearethefuture.ru/viewtopic.php? … 10#p452715

0

134

https://image.ibb.co/eEF3Qy/3.gif  https://image.ibb.co/fqMk5y/1.gif  https://image.ibb.co/dUPGCd/2.gif
ALEXANDER THADDEUS "ALEX" LOCKE, 48 » ELECTRICITY ABSORPTION » JOSH BROLIN
А  Б  С  О  Р  Б  Ц  И  Я      Э  Л  Е  К  Т  Р  И  Ч  Е  С  Т  В  А

[indent] Детство и юность Алекса прошли на улицах Лос-Анджелеса. Его мать умерла через неделю после его рождения, отца — священника Архиепархии Лос-Анджелеса — судили за растление несовершеннолетних, когда Локу было пять, а потому за отсутствием других родственников, готовых взять его под свою опеку, его определили в сиротский приют. Столкнувшись в приюте с враждебностью и ненавистью воспитателей, во многом обусловленными проявлением в мальчике способностей к поглощению электричества, Алекс сбежал оттуда через полгода и поселился в облюбованных бомжами трущобах, промышляя грошевыми подработками, воровством и мошенничеством, а по мере взросления — грабежами и рэкетом.
[indent] Жизнь на улицах в бесконечной борьбе за выживание закалила его — Александр Лок стал жестким, бескомпромиссным, доказавшим на деле, что является одним из тех, с кем лучше дружить и считаться, но в глубине души испытывавшим отвращение к себе и мечтавшим однажды искупить грехи отца и стать лучшим человеком, чем когда-то был Айден Лок. Это стремление стать лучше в конечном итоге и привело его в Корпус морской пехоты, когда ему исполнилось восемнадцать.
[indent] Воинская служба и военные конфликты в Восточной Европе и Азии раскрыли Алекса с другой стороны — отвага, смелость, лидерские качества, умение сохранять холодный расчет и действовать в критических ситуациях способствовали его продвижению по службе. О нем говорили как о человеке, принимающем не самые популярные у командования и сослуживцев решения, но каждый раз удивлялись, когда в конечном итоге именно его решения оказывались наиболее верными и обходились его стороне минимальными потерями.
[indent] Он несколько раз отвергал предложения Министра Обороны по определению его в ряды Главного управления военно-морских сил, аргументируя это нежеланием заниматься организационными вопросами в штаб-квартире, вместо этого предпочитая делать свою работу в авангарде.
[indent] Когда в сети началось распространение видеообращения Линкольна Риндта, Лок прекрасно понимал, что это не та революция, которую правительство сможет легко задавить еще в зародыше. Интуиция трубила тревогу, кричала о возможном начале войны, и когда Соединенные Штаты раскололись на ренегатов и вигилантов, он поверил Риндту и присягнул на верность во второй раз — теперь уже синим орлам.
[indent] В данный момент служит в стане ренегатов в звании командира боевой группы в побочном штабе Сент-Пола в Миннесоте. После смерти Брайана Солберга являлся первым кандидатом на его место в главном штабе, но отказался, потому что не хотел бросать своих ребят, для которых он теперь наставник, друг и — ни много ни мало — отец.

0

135

http://funkyimg.com/i/2G39m.gif http://funkyimg.com/i/2G39n.gif http://funkyimg.com/i/2G3cC.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
grant gustin

» имя, возраст:
Kevin Wilkins, 30
Кевин Уилкинс
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
в прошлом: архитектор.
в настоящем: искатель в гл. штабе.

» способность:
дубликация.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

- Тебе подойдет моя фамилия. Теодора Уилкинс, Тэдди Уилкинс. Весьма неплохо звучит.
- Ты головой ударился что ли?
- Да нет, просто я пока не встречал женщину, которая терпела бы меня на протяжении стольких лет.
- Милый, я, конечно, тебя люблю, но, поверь мне, будь я твоей женой, то я бы тебя пристрелила.
- И ты туда же? Вот черт.

» Ты у нас родился с серебряной ложкой во рту. Единственный отпрыск ну очень богатых людей, с которым носились с самого детства. Впрочем, к счастью, тебя не испортили, иначе мы с тобой никогда бы и не поладили, но об этом позже. У тебя всегда было всё, что ты хотел - самые лучшие игрушки, самые лучшие дни рождения (которых потом обсуждали целый год) и, несмотря на отсутствие родительской заботы, ты не так уж и переживал по этому поводу. С малых лет любил конструкторы, строил целые дома и никогда не скучал. В школе был одним из самых популярных детей и даже если прекрасно понимал, что это связано со статусом твоей семьи, ты этого нисколько не стыдился. Именно там ты встретился со Спенсером - маленьким очкариком, который часто заменял твоим друзьям грушу для битья. Ну не любил ты принижать слабых, поэтому заступился за Хогга и полез к нему со своей дружбой. Он и по сей день шутит по поводу того, что ты попросту не мог понять, как это он не обрадовался перспективе стать твоим "оруженосцем", поэтому вечно ему докучал. Но где-то между этими "слушай, ты может и помог мне, но чего тебе надо, математику хочешь списать, а?" и "эй, у меня весьма хорошие оценки!" вы подружились, несмотря на то, что по сей день цапаетесь, а ты ещё любишь дразнить его по любому поводу.
» И в Йельский Университет ты поступил потому, что тебе лень было искать что-то "своё", когда ты мог просто последовать примеру Спенсера. Там же мы с тобой и встретились, хоть и учились на разных факультетах. Познакомились в коридоре, когда мы с Хоггом шли на лекцию, а ты умирал от скуки и просил его наплевать на всё и пойти с ним в кафетерию. Какое-то время ты утверждал, что хочешь "приударить за мной", но, как и следовало ожидать, твой план провалился, потому что я успела отшить тебя, и не раз. Но ты у нас вроде не обидчивый, да и весьма сообразительный мальчик, поэтому понял, что лучше нам с тобой подружиться, а не вот это вот всё. Тогда же наши отношения изменились и если изначально я считала тебя разгильдяем, то потом уже начала доверять. Конечно, это не мешает мне и по сей день подкалывать тебя, особенно когда ты начинаешь дергать Спенсера, но всё же.
» Незадолго до войны ты уехал в Европу - сказал, что это что-то вроде этапа твоей жизни, который надо пройти. Мы со Спенсером проводили тебя и не знали, что связь с тобой будет утеряна надолго. Когда началась война мы предполагали, что ты где-то на другом конце света, но оказалось, что ты в Америке, стараешься найти своих родителей, которых к слову, ты так и не нашел. Из всей нашей компании ты был первым, кто оказался в главном штабе, помогал в строительстве нового и продумывал все необходимые детали. Как же ты был рад, когда в один прекрасный день встретил Хогга, который перевелся из побочного штаба... а потом и мы с Клем вас нашли.
» Ты оставляешь впечатление несерьезного человека, которому на всё плевать. У тебя прекрасное чувство юмора, к которому ты прибегаешь даже тогда, когда всё очень плохо. Когда дело касается твоей работы, то ты конченый максималист. Ты не знаешь, живы твои родители или нет, то больше всего сейчас боишься потерять друзей. Ты достаточно хитер, никогда не идешь на открытый конфликт, но умеешь мстить всем недоброжелателям. Впрочем, если ты спокойно относишься к тому, что кто-то тебя недолюбливает, то врагом своих друзей ты не прощаешь.

Мы с тобой слишком хорошо понимаем друг друга и во многом похожи. Мне всё время хочется оберегать Клем, а тебе - Спенсера. Мы всегда берем на себя больше, чем следовало бы, но, что поделаешь, иначе попросту не умеем. Иногда кажется, что мы рассказываем друг другу куда больше, чем остальным нашим друзьям - к примеру я знаю, что тебе всегда нравилась Клем, что она не была для тебя "просто другом", но зная о чувствах Спенса, ты никогда всерьез не старался ухаживать за ней. В свою очередь ты знаешь о том, что меня до сих пор волнует всё, что связано с Растином Сивером и даже если я не признаюсь в этом, я панически боюсь, что с ним что-то может случиться...

п р и м е р    п о с т а

- Может и мне сделать себе такой же? - ярко-синяя краска стекает вниз по указательному пальцу, а Тэдди лишь поднимает глаза на сидящую напротив неё Джолин. В белобрысых волосах Сарджент, подобно яркой ленте горит синяя прядь волос, которую Саттон сама же покрасила секундами раннее, - Тебе очень идет, Лин-Лин, - заключает она, как будто это впервые, словно такого ещё не был в их родном Фарго, - никаких ночных посиделок, когда пальцы рук готовы были вот-вот отвалиться от холода, а они с Джолин всё продолжали грезить о горячем шоколаде с плавающими в нём зефирками.
– Как ты думаешь, Лин, мы здесь надолго? - краска растекается по ладони, стекая вниз по запястью, но от чего-то Саттон не спешит вытирать её, продолжая наблюдать за её движением как завороженная, - А? – снова поднимает взгляд на подругу.
- Не знаю, - искренне признается Сарджент – за это она её и любит. Джолин никогда не станет врать, придумывать какие-то небылицы про несущественное красочное будущее, - она скажет прямо, что просто не знает надолго ли они в Миннесоте. – Но, Тэдди, - пауза, - какая же теперь разница? – дни в Фарго остались позади, они обе прекрасно об этом знают, и их уже никогда не вернуть.
- Мне не хватает нашего штаба.
Саттон не отвечает. Она знает, что Джолин поймет.
Они уже третий месяц в главном штабе. Но он до сих пор не стал им родным.

***
С любым другим человеком, было бы куда легче – картинно закатить глаза, выдать своё «фрф» и бросить косой взгляд на мерзопакостную личность, которая имела неосторожность так не вовремя оказаться на пути у Саттон. С Сивером дела обстояли иначе, что в конечном итоге выводило из себя канадку куда больше, чем если бы он всё время маячил у неё перед глазами. Парадокс состоял в том, что насколько бы охотно Теодора не утверждала, что для них обоих будет лучше держаться друг от друга подальше, настолько судорожно она выискивала его ершистый затылок в толпе, стоило ему потеряться из виду, - особенно тогда, когда где-нибудь в штабе разносилась новость об «очередной потере» ренегатов. Но стоило ей только наткнуться на его наглую физиономию, как желание огреть его палкой, - а лучше, лопатой, - с геометрической прогрессией росло внутри неё, поэтому она поскорее убиралась куда подальше, ведь Тэдди Саттон не любила разбрасываться словами на ветер. И именно она сказала, что им надо вести себя как двум взрослым людям.

Благо, в главном штабе не приходилось скучать. Несмотря на пометку «новичок. обращаться осторожно. желательно, не убить при первой же вылазке» (нет), у Теодоры хватало забот, поэтому мысли о Сивере одолевали её не так часто, - за несколько секунд до того, как она наконец-то вырубится после тяжелого дня, и где-то между «Саттон, за снаряжением» и «держись рядом», что она слышала постоянно – от людей выше по званию, по росту, и так далее. В этом водовороте безумия, ей удавалось выкрасть пару минут для того чтобы встретиться с Норманом, подергать его по старой привычке, - а на деле лишь для того, чтобы убедиться в его сохранности, - и снова вернуться к своим делам. Честно говоря, как бы сильно ей не хватало брата, Саттон была рада тому, что они с Уордом не так часто пересекаются, - раньше им никогда не приходилось работать вместе, и что-то подсказывало Тэдди, что это не обещает быть незабываемым опытом, учитывая привычку Нормана трястись по любому поводу.

- Саттон! – канадка оборачивается на голос Аргуса, отчаянно борясь с соком в картонной упаковке, от которой трубочка отказывалась отдираться, - Ты же у нас точно терракинетик? – вопрос заставляет Теодору отвлечься от своего занятия и вопросительно изогнуть бровь. – Не смотри на меня так, я просто должен удостовериться, что информация правильная. Ну, значит, ты мне и нужна, идём за мной.
- А что такое? – шагая рядом с Аргусом, который значительно выше неё, спрашивает Тэдди.
- Дай-ка сюда, - мужчина тянет руку в сторону сока в руках Саттон, но так и не успевает выхватить её, потому что канадка вытягивает руку в противоположную сторону и лишь склоняет голову набок, - Ну и реакция. Я же помочь хотел?
- А мне не нужна помощь, - улыбаясь своей очаровательной улыбкой, уверяет она его, - Понимаешь, мне очень важно чтоб было аккуратно, а не как… принято у… - она не заканчивает фразу, лишь пожимает плечами, осторожно отклеив трубочку от упаковки и снова поднимает на Аргуса свой взгляд. – Ты так и не сказал, что у тебя там и при чем тут терракинез…
- Ах да, - хлопает он себя по лбу и усмехается, - тут одно дело, в котором пригодится твоя способность. Надо выкопать закладку в соседнем штате, который оставил один из наших информаторов. Ничего сложного, просто нужно чтоб всё было быстро, эффективно и главное – чисто. Короче говоря – это по твоей части, надо чтоб никаких следов не осталось. Ну а поскольку такими делами занимается разведка, то тебя пристроят… - на слове «разведка» Тэдди уже начинает чувствовать неприятное щекотание нервов, - к одному парню… - «новая волна» щекотки, - у него, конечно, характер не майского одуванчика, но, - «но»…
- Скажи мне, что он – метр пятьдесят ростом, толстый, смуглый и волосатый, а?
- Что ты… что? - удивляется мужчина, совершенно выпадая из разговора. - Да это Сивер. Расти Сивер…
- А жаль, в детстве я любила гномов, - пожимает Тэдди плечами и выдыхает, наконец-то проткнув картонную упаковку трубочкой.
- Какие гномы? Ты про что, Саттон?

***
Конечно, Теодора первая пошла за снаряжением, поскольку ей явно не хватило установленного времени на то, чтобы смириться с тем фактом, что им с Расти придется не просто находиться в одном пространстве на определенное (а может и нет) количество часов, но и работать в паре, - потому что, как ни крути, а они не дети и на время придется забыть о своих «фи». Но, учитывая то, что в прошлый раз им хватило всего несколько минут, чтобы перейти с «какими судьбами?» на «никто тебя не спрашивает, ясно?», то день обещал был насыщенным.
Саттон невозмутимым взглядом следовала всем указаниями, не обращая внимание ни на лишние (по её мнению) вещи в рюкзаке, ни на то, что она хаотичным образом прошлась по всем карманам вот уже во второй раз, словно искала что-то конкретное. На деле, Тэдди ничего не искала, просто в первый раз её движения были скорее машинальными, поэтому она даже и не запомнила что куда положила. Убрав за пояс свой глок 26, который часто называли "Baby Glock", Саттон ещё раз окинула взглядом рюкзак и вздохнула. По большому счету, она не особо волновалась из-за снаряжения, потому что задание было не самым сложным, и риск столкнуться с вигилантами – весьма низким. Но даже в этом случае, Теодора полагалась на свою способность, что, возможно, не совсем рационально, но вот по мнению Саттон, куда лучше придавить кого-то грудой земли, нежели проделать в нём дыру.

- А это для чего? – кажется она всё же пропустила речь о «маскировке», учитывая удивленный взгляд Тэдди.
-  Будешь косить под охотника, Саттон, - усмехается Аргус.
- Я люблю животных, - совершенно серьезным и непреклонным голосом отвечает Тэдди, одарив интенданта недобрым взглядом.
- Поэтому и говорю – «будешь косить».
- Ты не понял. Я люблю животных. Я не стану их убивать даже для маскировки… - похоже, на этом моменте с трудом держится, чтобы не разорваться от смеха, но вот Саттон вообще не до смеха.

***
Вообще-то, умный человек обязательно оставил бы письмо Джолин, - не Норману, а именно ей, - в котором объяснил бы, что если не вернется, то не стоит винить кого-то левого в её пропаже – сама виновата, что напросилась, неймется, и вообще - у неё явно что-то не то с головой, если она позволяет Сиверу трепать ей нервы одним своим появлением в её жизни.
Умный человек не стал бы зацикливаться на всей этой чепухе, которая уже давным-давно должна была остаться в прошлом, - лет эдак пятнадцать тому назад, потому что даже слоны забывают обиду спустя столько времени.
Умный человек додумался бы, что может быть…
Итог один – Тэдди Саттон противоположность «умного человека».

Саттон приходит на точку сбора с невозмутимым выражением лица. Предварительно завязав волосы резинкой, она то и дело поправляет указательным пальцем челку, которая лезет в глаза, - надо бы попросить Джолин, постричь её, но это уже потом. По её виду и не скажешь, что она где-то минут двадцать (может двадцать пять) мерила комнату шагами, словно собиралась проложить в ней туннель – к тому же, и без всяких инструментов. На самом деле, Теодора категорически отказывалась понимать, почему её настолько бесит не только наличие Сивера в своей жизни с недавних пор, но и то, что возможно (!) это их общее задание может стать поводом как-то сгладить острые углы и перестать игнорировать друг друга в коридорах. На большее Тэдди не рассчитывала, - или «старалась» не думать об этом, - но что ни говори, а это избегание друг друга начинало действовать на нервы, несмотря на то, что сама Саттон вполне неплохо справлялась с этой игрой. И, тем не менее, она ничего не могла с собой поделать и даже несмотря на все рациональные «а может», Теодоре всё равно казалось, что в лучшем случае с задания вернется только один из них.

И вот стоит ей только сделать вдох и убедить себя в том, что она будет вести себя как «взрослый человек», как на горизонте появляется Растин Сивер, при этом радостно покачав ключами в воздухе. Первая мысль Саттон – выбить ему зубы этими ключами, но она быстро отгоняет от себя эту картину, повторяя про себя, что не стоит быть кровожадной, когда ренегаты и так в меньшинстве, а каждая жизнь одного из них – бесценна.
Тэдди только открывает рот, чтобы сказать что-то колкое, когда слышит его «если мы разделимся или меня выведут из строя», и, надо сказать, эта фраза моментально меняет её внутренний настрой. Не настолько чтоб это было заметно, но, всё же.
- Если ты думаешь, что я брошу своих, то ты совсем уже не знаешь меня, - на самом деле, голос канадки совсем спокойный, даже ровный, словно речь идет о тосте с джемом, а не об исходе операции. На деле, она прекрасно понимает, что Сивер не вкладывает особого смысла в этих словах, поскольку это простая договоренность – спасаться самому, если вы с напарником разделились. Им повторяли это раз сто, если не больше. Только Саттон и тогда, и тем более сейчас плевать на это всё хотела. В мире мало людей, которых она бросит в беде. Ещё меньше тех, кого она не бросит даже под угрозой смерти. Нравилось ей это или нет, но Расти был в числе последних.

- Да поняла я, не смотри на меня так, - моментально добавляет она и плетется вслед за ним. Конечно, Тэдди не в восторге от того, что на сегодняшний день именно Сивер и считается «главным» в этой операции, ну, что поделаешь, - всё запомню, запишу, нарисую карту если надо, бла-бла-бла… - бубнит она себе под нос, передразнивая Расти и полностью игнорирует его последнюю фразу, которая судя по всему должна была задеть её .

0

136

https://image.ibb.co/fXw7JJ/5.gif  https://image.ibb.co/dCk3Qy/1.gif  https://image.ibb.co/huumdJ/8.gif
BRIANNA CONNOR, 31 » PROBABILITY MANIPULATION » BRIDGET REGAN
В  Л  И  Я  Н  И  Е      Н  А      П  О  Л  Я      В  Е  Р  О  Я  Т  Н  О  С  Т  И

[indent] Брианна всегда могла постоять за себя и дать сдачи обидчику, с годами превратившись из боевой и отчаянно смелой девчонки в умную и сильную женщину, умело сочетающую в себе сострадание к ближнему и хорошо поставленный хук справа.
[indent] Рано потеряв отца, взяла на себя роль "старшей" и некоторое время совмещала школу с подработками в местном кинотеатре. Когда ее мать вышла замуж во второй раз, Бри позволила себе немного расслабиться и поступила в академию ФБР, по окончанию которой прошла несколько лет практики в общем отделе, а после перешла в специализированный отряд HRT (Hostage Rescue Team), главным профилем которого была борьба с терроризмом и освобождение заложников*.
[indent] Новость о том, что Бри является одной из homo futurus, скорей, испугала ее, нежели обрадовала. Сотрудники Департамента долгое время не могли определить специфику ее дара, и еще будучи школьницей она добровольно проходила все проверки и тесты, результатом которых стала пометка в личном деле о ее "крайней везучести", что не сразу отнесли к настоящей способности. И только во время обучения в академии Брианна подтвердила догадки Департамента и закрепила за собой право называться носителем, способным влиять на поля вероятности.
[indent] Для Бри не было секретом, что правительственные структуры умеют вставлять палки в колеса. И когда по миру пронеслось скандальное видеообращение Риндта, она держалась в стороне до тех пор, пока едва не погибла, защищая семью, находящуюся под программой защиты свидетелей. Оправившись, Коннор выяснила, что свидетеля "продали" те, на кого она работала. Смерть вверенной ей семьи стала последней каплей, и Брианна активно подключилась к противостоянию, заняв сторону ренегатов.
[indent] Она умна, собрана, уверена в себе и своих решениях, относится с милосердием к тем, кто в этом нуждается, и с жесткостью к тем, кто этого не заслуживает. Обладает крепким здоровьем и спортивным разрядом в одном из видов боевых единоборств*. Бри - хороший командный игрок и всегда прикроет спину товарищей по оружию; она - талисман удачи и "заячья лапка" ренегатов. Не пойдет на выполнение приказа, который заведомо навредит гражданскому населению.
[indent] Долгое время отклоняла предложения по переводу в главный штаб, которые регулярно приходили на ее имя в каждый новый побочный, где останавливалась девушка. Коннор принимала активное участие в сражениях по всей стране, старалась помогать там, где только было возможно, но не хотела быть привязанной к главному штабу. И только когда начался массовый переход к вигилантам, Коннор, подозревая Элдермана в чем-то действительно глобальном и нечеловечном, наконец, согласилась на перевод, решив, что на этот раз ренегатам главного штаба не помешает немного удачи.

0

137

Мелисса // 40 лет  // ренегаты  // огненная женщина
http://funkyimg.com/i/2J4nA.jpg

W   A    N    T    E   D
D   E   A   D          O   R          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

138

https://78.media.tumblr.com/06108084cf8f663c1d8d741782759783/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo1_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/98bf074ee96bf343812c002d30e93a3d/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo2_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe kravitz

» имя, возраст:
Nala Imari Forsythe/Нала Имари Форсайт, 20 лет.
» принадлежность:
Носитель или человек. Без разницы.
» профессия:
Студентка (специализация на выбор игрока). В настоящее время - информатор/член партизанского отряда/искатель в Южной Дакоте.

» способность:
Возможно, что-то связанное с преодолением расстояния - электроперемещение, левитация и т.д.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Никто никогда не верит, что мы брат и сестра. Неудивительно, конечно - поэтому нам остается лишь посмеиваться над чужим изумлением.
Нала родилась в Южной Африканской Республике и любит свою страну, несмотря на все противоречия. Она была рождена вне брака -
но была любима и недостатка в родительском внимании не испытывала. Джоэл, мой отец, позволял ей самой выбирать свою судьбу,
ее мать проявила в воспитании дочери не меньшую мудрость - оттого Нала выросла смышленой, самостоятельной девочкой, не знавшей "прелестей" трудного переходного возраста. Она никогда не устраивала драм из-за того, что ее родители не были женаты (Джоэл так и не развелся с моей матерью) и не воспринимала существование старших братьев - меня и Эрвина - как угрожающее ее семье зло.
Я не буду расписывать семейные взаимоотношения до мельчайших деталей, как и ее выбор профессии, поскольку считаю, что такие вещи проще и вернее обсуждать уже непосредственно с игроком. Важно, что до октября 2036-ого года Нала была в США - училась по обмену либо же проходила курсы для носителей из-за внезапно проявившейся способности - где жила со мной в Бостоне. Как только конфликт перешел в новую фазу, границы оказались закрыты, и мы не смогли вернуться на родину. Нала застряла в чужом государстве, но, как вскоре выяснила, не на чужой войне. Как бы сильно ей не хотелось вернуться домой, вражда между ренегатами и вигилантами не могла оставить ее равнодушной. Она выбрала одну сторону вместе со мной - не из-за того, что слепо доверяла чутью брата, а по собственным убеждениям.

Юджин души не чает в Нале и пытается ее всячески опекать, что с его легкомысленным характером смотрится смешно - и Нала это прекрасно сознает. Она со смехом принимает любую помощь старшего брата и является одним из немногих людей, кто может с ним справляться в те времена, когда его циклотимическое расстройство (переход от воодушевленности и все побеждающего энтузиазма к депрессии) обостряется.
Я бы хотел видеть ее в штабе Южной Дакоты или же информатором - в той же Дакоте или Мичигане, поскольку считаю, что при всех ее достоинствах в главном штабе ей не место. Поэтому мы будем видится не так часто, как хотели бы - и Нале стоит готовиться к тому, что Юджин будет доставать ее со своей заботой на расстоянии. Мы оба заинтересованы в том, чтобы найти нашего общего брата - Эрвина и вытащить его из тех неприятностей, в которые он себя вовлек.

Я обожаю Ленни Кравица, я считаю Лизу Боне одной из красивейших женщин планеты, и, соответственно, люблю их дочь, поэтому был бы особенно благодарен, если бы вы не меняли внешность заявки. В остальном - не буду мешать вашей фантазии. Помните, пожалуйста, что Нала - человек из другой страны, с абсолютно иным менталитетом и отношением ко многим вещам: для нее, как и для многих африканцев жизнь скоротечна, но отнюдь не печальна.  Отразите эту черту в ее характере, поведении и отношении к войне. Нала мечтает вернуться домой - но не может, и разгорающаяся война для нее не только вопрос мировоззрения, но и личное дело. Она заинтересована в том, чтобы все закончилось как можно быстрее.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

0

139

https://78.media.tumblr.com/8cda916a338fe3e79187c161d302b020/tumblr_nxgyd5Bksv1u4kolmo8_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/f9aaaeca1a86a2103435093c340e14a6/tumblr_nxgyd5Bksv1u4kolmo5_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
evangeline lilly*

» имя, возраст:
Monica Tenenbaum | Моника Тененбаум | 36 лет
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
До войны - агент УБН
В данный момент занимается безопасностью и снабжением в одном из побочных штабов ренегатов в Кеноше, Висконсин

» способность:
создание своих копий**
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


Shinedown - Enemies
Можно сказать, что все ее детство было больше похоже на кадетскую школу - в этом они ой как похожи с Константином. Серьезное воспитание, мальчишеские виды спорта, больше подвижных игр, чем игр с куклами. и все это с невероятным контрастом того, что растила ее такой мать, капитан полиции, когда как отец был невероятно мягким, спокойным и достаточно популярным автором детских книг, к несчастью прикованным к инвалидному креслу. Конечно в ее разуме закрепился образ сильной женщины, которая должна добиваться всего сама, но при этом помогать своему мужчине. И что интересно, девочке это нравилось - у нее просто не было иного выбора, потому что другой жизни она и не знала.
Детство прошло в Филадельфии, где она росла жила долгие годы. Школьная пора запомнилась для нее надолго, потому что чисто "мальчишеский" характер создавал наоборот проблемы, потому что многие с ней не хотели с ней играть или общаться, а учителя приглашали родителей, чтобы поговорить с ними об истинной гендерной роли их дочери. Но девушка искренне не понимала, что же вызывает такие проблемы, почему все так странно ее воспринимают и просто не могут оставить в покое. Большей отрадой для нее стали занятия восточными единоборствами, в которых она приобрела определенные успехи.
А после случилось это...Каково было удивление родителей, когда они увидели, что у них не одна дочь, а сразу две, похожих как капли воды. И их становилось все больше и больше, потому что девушка отрыла в себе способность создавать свои собственные копии. Конечно же это вызвало интерес особых служб, которые быстро на все отреагировали и чипировали девушку - с ее согласия, но долго его добиваться было не нужно, потому что ее воспитали так, что закон она трактовала зачастую слишком буквально. Мысли о колледжи давно у нее заместились мечтой вступить в армию, но мать убедила ее что служба в полиции ничуть не хуже.
Начав со ступени патрульного, она слишком сильно углубилась в работу. Проблемы с ней начались пожалуй с этого момента. Неумение переключаться сыграло с ней злую шутку, которая шла через все годы. Постоянный стресс, не понимание некоторых законов простой жизни, а так же постоянное желание кому-то что-то доказать подковали ее, но в то же время стали разъедать, подобно тому как ржавчина разъедает металл. Никаких нормальных отношений, недосып, частые перепады настроение - все это стало ее постоянным спутником даже когда она стала детективом.
Разве что ее способность поддерживала ее. Возможность поговорить и поработать с человеком, который тебя не раздражает, иногда очень помогает. В полиции даже появился прецедент, по которому она была собственным напарником. Правда были и проблемы, связанные с неконтролируемой агрессией, которые стали проявляться все чаще и чаще. Но из-за результативности на это иногда закрывали глаза, а ее показатели привлекли вербовщиков из "Управления по борьбе с наркотиками". Ей было предложено место, на которое она согласилась. Не ФБР или АНБ, но тоже хороший вариант. В первые же два года она выбилась в любимчики своего руководства, которое иногда даже поощряло ее достаточно жесткие методы.
И так продолжалось, пока не пришлось столкнуться с Константином. Он проходил - и не безосновательно - главным подозреваемым в сбыте редких сильнодействующих препаратов. Его вина была почти доказана, лицензию врача приостановили, почти сломав мужчине жизнь, но снова из-за ее агрессии она потеряла все. Были потеряны ценные улики и свидетели, дело затянулось надолго. Она попала в опалу, а Реншоу успели отпустить. Тот занялся совсем другим делом, торгуя способностями, а дело с наркотиками почти замяли.
Вскоре начались катастрофы и война. Она и так последние годы была где-то на задворках, упустив свой шанс оставаться на высоте. Теперь же девушка довольствовалась только какими-то крохами прошлой работы. Конечно же она понимала, как ведутся дела (точнее, думала что знает как) и фактически объявила негласную войну своему руководству, которое самое было не особо чистым (а где вы видели до конца правильных правительственных агентов?).
Так уж вышло, что во время войны, она присоединилась к Ренегатам по многим причинам. Была членом боевой группы, пока в какой-то момент не была ранена, при том достаточно серьезно. Говорят что девочка будет счастлива, если она похожа на отца. Но в данном случае сходство было слишком печальным - ноги были парализованы. И так уж вышло, что судьба свела ее с Реншоу снова. Иронично, не правда ли? Тот смог совершить чудо, благо позволял опыт, немного хитрости и банальная удача, что повреждение было излечимым. Конечно она до сих пор мучается от болей, сидя на препаратах, которые сама помогала убирать с рынка. Времена поменялись и она вроде как...благодарна ему. Но это слишком странное чувство, ведь нельзя быть благодарным такому человеку. Теперь она занимается более спокойной работой, мечтая вернуться в поле и борясь со своими внутренними демонами, пытаясь контролировать свой гнев и боль.

От ненависти до любви (с)
Странная смесь ненависти и ее странной благодарности за то, что он ее спас. Она хотела бы закончить начатое, он бы хотел чтобы ее рядом не было, но судьба весела вещь, которая сталкивает людей друг с другом. Хотелось бы отыграть эти странные метамарфозы, где он делает ее спокойной,  а она пытается сделать его человеком лучше, чем сам Константин есть. Драма, но любовь (или что там у этих двоих) всегда найдет путь. В целом игра рассчитана как на прошлое, так и на настоящее, учитывая какой контраст отношений выходит у этих двоих.

Дополнительно:
- Сам пишу посты 5-6к, не самый быстрый игрок, прошу это учесть. Работа и прочее. От вас прошу примерно того же, плюс обязательно связь - мне бы хотелось поддерживать отношения с игроком. Но прошу учесть что у меня неудобный часовой пояс
- Графикой завалю с ног до головы, обещаю х)
* - внешность в целом можно обсудить, есть много различных вариантов. Мне нравятся очень многие, а это была первая из понравившихся, что были свободны.
** - способность так же можно сменить, в идеале это гравиокинез или левитация. Мне казалось что все же он не до конца ее вылечил и это ее единственная возможность ходить. Но не хотите лишней драмы - решим иное.
Так же можно обсудить фактически любой момент заявки.

п р и м е р    п о с т а

Foo Fighters - The Pretender

Грамотный делец никогда не раскрывает всех своих планов. Это как игра в покер - как долго ты сможешь сохранять хорошую мину при плохой игре? Нужно быть сосредоточенным, готовым к разным поворотам и держать запасной план на случай провала запасного плана. Что хорошо быть на краю всей это заварушки - ты можешь обстряпать любое дело, которое тебе нужно, просто сославшись на "производственную необходимость". Будь он в главном штабе, смог бы он сделать все так легко и просто? Сомнительно. Даже тут пришлось попотеть, но если все пройдет как надо, у него будет уж точно безбедное существование на ближайшую пару месяцев. Даже останется отблагодарить ребят, которые сами не знают ради чего рискуют шеями.
Тем временем он окинул всех сидевших в машине взглядом. Они взяли небольшой минивэн, чтобы увезти все "припасы", которые так были нужны загнивающей Кеноше. У них на лицах читалось желание помочь, даже как-то забавно. У всех, кроме Эш. О, та была только рада наконец отработать долг, которым он прокапал ей все мозги, словно ядом, каждый раз напоминая, что людям нужно помогать просто в благодарность. Остальные же прибыли из штаба, где его заверили, что они ребята толковые и не лезут туда, куда их не просят. Особо познакомится он не успел, но может оно и к лучшему. Чем ты меньше знаешь о людях, тем меньше потом сожалений, когда они оказываются в ловушке, которую ты мог бы им ненароком подстроить, пытаясь выгадать что-то для себя. Наверняка, после этой поездки они и сами будут рады, что не знали Реншоу до этого. Словом, как раз та категория людей, которая была ему так жизненного необходима для такой серой схемы. Хотя зачем ему прислали информатора он не мог взять в толк ну совсем никак. Просто парень засиделся в штабе? Надо провести проверку на местах? Вариантов слишком много, но похоже там сидели какие-то шибко умные люди, которые считали что так будет правильно.
Почему нужно брать людей чуть глупее себя? Да все просто - идиоты просто не смогут сделать все правильно, а умный человек стал бы задавать слишком много неудобных вопросов. "Зачем мы туда едем?", "Кто нас встретит?", "Почему мы едем в городе, где земля горит ещё с прошлого века?". Но пока его легенды хватало вполне. Война идет очень многим на руку, какой бы страшной трагедией она не была. И не нужно считать его моральным уродом, в конце концов он находил людям то что им было нужно. Кто знает, сколько он спас людей, продав кому-то телепатию или умение заживлять раны? Прежде чем переходить на мораль, стоит посмотреть на всю ситуацию совсем с иного ракурса. Мир ведь никогда не был черным и белым, грязный, противный и странной серо-буро-малиновой смеси - примерно как вид их машины снаружи.
- Напоминаю, говорить буду я, они ребята нервные, а лица у вас слишком хмурые. С таким только на бандитские разборки, - произнес мужчина, поправляя свои очки. Снова проверил замки кейса, убедившись с что он плотно закрыт. Там были слишком большие деньги, чтобы просто так их потерять. На всякий случай он даже присоединил себя к нему наручниками, в лучших традициях классики Голливуда. Конечно, сейчас были такие носители, что тебе руку оторвут и на место поставят, да так что ты ничего и не почувствуешь. Но чувство контроля над ситуацией все же было бесценным.
Гореть ему наверное в Аду за такие вещи, но в этот самый Ад они и едут. Как ещё назвать город, в котором и до войны не больше десяти человек жило, а земля там горит под ногами. Местечко и правда жаркое, если бы дело не было таким выгодным, он бы так и остался сидеть себе в Кеноше, которая выглядела и то уютнее, учитывая что у него все было под рукой и никто особо не теребил его из центрального штаба.
- Не нужно смотреть на меня волком, я прямо чувствую,  - сам он сидел на переднем сиденье пассажира, всматриваясь в дорогу впереди. Они уже давно колесили по Пенсильвании, приближаясь к Сентрелии. Фраза была обращена к сидевшим сзади, ибо сам Константин чувствовал затылком, как на него смотрят. Но в целом он привык к подобным взглядам. они его не беспокоили, а лишь заставляли губы расплываться в приятной улыбке. Скорее даже в оскале настоящей акулы моря лжи и притворства, в котором он обитал и был однозначно одним из самых больших хищников. Пусть даже из зубов у него была только хитрость, да пистолет, который был больше для устрашения, ведь главная сила была в его мозгах.
Достав белоснежный платок, он стер небольшую струйку крови, которая потекла из лопнувшего сосуда конъюнктивы. Нужно было скорее избавится от старых способностей, что сидели в нем, но почему-то в последнее время не пользовались спросом способности создавать яд или левитация. Организм сам уже давал сбой, выворачивая его на изнанку, а на одних стероидах он и так потратил месячные запасы снабжения их штаба. Больше всего он надеялся, Что его состояние не будет бросаться в глаза тем, кто его сопровождал. Может быт ьв их глазах он и выглядел не очень хорошим человеком, зато сильным. Убрав побыстрее платок в крови в карман, Реншуо указал на дорогу.
- Тут сверни направо и дальше прямо, там будет здание угольного склада. Нас будут ждать там. Забираем ящик, грузим лекарства и едем. У нас таких просто не достать, так что такой груз нужно доставить максимально быстро и легко, - вновь он повторил инструкции, дабы никто не напортачил. Но ни одно такое дело никогда не пройдет без каких либо потерь или проблем.
Они уже въехали на территорию Сентралии. Все было затянуто дымом, который теперь струился из расщелин на дороге. Казалось бы что проблему почти решили, когда решили привлечь пару носителей к облагораживанию старых городов Америки, но стало только хуже.
- Респираторы, - он сам натянул маску, чтобы едкий горящий дым не мешал дышать, заполняя легкие и разрывая их изнутри. Ему и так хватило проблем с дыханием из-за поглощенных способностей. Но благодаря все тому же дыму и гари сюда точно никто не сунется и не станет долго ждать, в надежде поймать такую легкую добычу.
Машина тем временем подъехала к нужному месту. Там уже стоял большой грузовик, но люди ожидали их внутри. Константин вышел из машины, прижимая к себе кейс, благоразумно пропустив остальных вперед. Вся четверка направилась внутрь, где их ожидало шесть других человек и пара больших ящиков. Вид у тех был боевой, но по большей части они походили на киношных наемников, целиков одетых в три разгрузки, обещанных совершенно ненужными военными гаджетами и прочими свистелками.
- Вы задержались, - констатировал мужчина без камуфляжа, который ковырялся возле одного из ящиков, но прервавшийся, стоило только ренегатам зайти на склад. Голос его был глухой из-за такого же респиратора, но без угрозы, скорее учтивое, почти дружеское напоминание, что время тратить не стоит от слова совсем.

0

140

Эрин Фолкнер // 31 год  // ренегаты  // информатор
http://funkyimg.com/i/2KasK.jpg

W   A    N    T    E   D
D   E   A   D          O   R          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

141

https://image.ibb.co/i9euyJ/5.gif  https://image.ibb.co/dS1k5y/1.gif  https://image.ibb.co/jhk1dJ/2.gif
ELI THOMPSON*, 36 » ILLUSION MANIPULATION » MATTHEW GOODE
И  Л  Л  Ю  З  И  И

[indent] Илай Томпсон всегда умел выйти сухим из воды.
[indent] Ловкий, смышленый, иногда раздражающий, но легкий на подъем и талантливый импровизатор. Временами кажется несерьезным и даже ушлым. Он - иллюзионист и поэтому часто не вызывает доверия к самому себе и к тому, что делает, но, в то же время, Илай не раз выручал товарищей по оружию из беды.

[indent] Он вырос в не самой стабильной и обеспеченной семье и больше времени проводил дома у своего деда, попутно обучаясь ловким приемам и трюкам по книгам и роликам в сети, и идейными вдохновителями юного Томпсона были великие иллюзионисты прошлого и настоящего. Илай был не просто большим мечтателем: он стремился занять свое место в истории, став лучшим из лучших в этой сфере.
[indent] Долгое время скептично относился к армии и военным действиям, предпочитал избегать открытых столкновений и решения вопросов на "кулаках", ставя на ловкость рук и свой подвешенный язык. Проснувшаяся в 17 лет способность была для Илая чем-то вроде подарка свыше, и Томпсон посвятил ее изучению все свое свободное время. Осмотр оттягивал до последнего момента, пока, наконец, не был пойман в аэропорту, откуда его сопроводили в медцентр Департамента соцзащиты носителей.
[indent] Начав "тестировать" дар во время уличных представлений, он добрался по "карьерной лестнице" до собственного шоу, расклеенных афиш и очередей из желающих побывать на одном из его выступлений. Илай славился и тем, что запрещал снимать свои "номера" и впоследствии стал отказывался выступать там, где мог попасть в объективы камер. Весь контент, который оказывался в сети, был частью его навыков, но никогда - способностью. Создаваемые иллюзии воздействовали только на окружающих людей и не фиксировались устройствами. На данный момент Илай способен воздействовать на людей как "точечно", персонально, так и создавать поле радиусом до 20-30 метров, в пределах которого под его контролем "оживают" самые разные иллюзии.
[indent] Илай, наконец-то, зажил той жизнью, о которой всегда мечтал: дорогая квартира на Манхеттене, машина по спецзаказу, внушительный банковский счет...  все это лопнуло, как воздушный шар, когда Томпсон перешел дорогу людям из правительственных структур.
[indent] Одним и первых встал на сторону ренегатов, но долгое время не принимал участие в военных действиях по личным соображениям, оставаясь в тени. Впоследствии ситуация изменилась для него коренным образом, и Томпсон присоединился к одному из побочных штабов ренегатов, надеясь в ближайшее время получить перевод в главный. И хотя изначально его выбор был сделан по не самой надежной причине, вскоре Илай понял, что увяз в противостояние куда серьезнее ожидаемого и теперь сражается за ренегатов с непоколебимой даже для него лояльностью.

0

142

http://funkyimg.com/i/2D9d4.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
michael pitt

» имя, возраст:
Kyr McNair/Кир МакНейр, возраст - ~30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Личный учитель и воспитатель.

» способность:
Управление радиацией.
» сторона:
Вигилант.
» статичное изображение:
ссылка

Кир - человек сам себе на уме. Первое, что бросается в глаза при первой встрече с ним - это пронизывающий, изучающий взгляд, под которым любому нормальному человеку станет неуютно. Он не заводит разговор первым почти никогда, говорит по существу,  очень сдержан с незнакомцами, но при этом не создает впечатление зажатого человека. Скорее, наоборот - он умудряется молча и неподвижно заполнять собой все пространство вокруг, безоговорочно завладевает вниманием. В разговоре располагает к себе, очень интеллигентен, эрудирован, цитирует книги, увлекательно рассказывает притчи и истории. Не кичится своими знаниями, но охотно дискутирует. Прекрасный преподаватель - собственно, по профессии он до войны и мог быть преподавателем в школе для носителей. Умело находит подход к людям, особенно к младшим. Бытовой раздолбай, надо сказать, и сам по себе гуляющий кот - спит до обеда, разбрасывает вещи, не любит мыть посуду и забывает запереть дверь и калитку во двор. Курит прямо в комнате, ест там же.

Отношения с Эваном очень теплые и доверительные. Отца Эвана все время нет, вокруг война, и оба понимают, что сейчас только они друг у друга и есть. Ив очень дорожит своим учителем и считает его неоспоримым авторитетом. Отношение Кира к Эвану мне видится как к младшему брату. Кир зорко следит за подопечным и контролирует его, но дает ровно столько свободы, сколько нужно, чтобы тот не чувствовал себя в клетке. К счастью, Эвану много и не надо.

- Мне придумался главный конфликт персонажа в виде разборок с собственной способностью. Она проявилась довольно рано и оказалась опасной для самого носителя и окружающих, поэтому Кир прошел через огонь, воду и медные трубы прежде, чем научился владеть ею. Уровень самоконтроля у него где-то рядом с медитирующими по сорок лет буддийскими ламами, но есть вероятность пару раз в жизни превратиться в Халка.
- Узнал о своей способности уже в сознательном возрасте, когда все близкие родственники, с которыми он контактировал, умерли от рака или лучевой болезни, с тех пор тренировался как проклятый, чтобы контролировать себя.
- Бывший военный, служил в разведке, бывал в горячих точках.
- Общий образ мне видится каким-то вроде "Я пытаюсь выглядеть прилично, но иногда из меня прорывается Курт Кобейн или Мейсон Вергер".  Если читали "Дом, в котором...", Р Первым тоже можно руководствоваться. К слову, это обсуждаемо, я с удовольствием покурю с вами персонажа. Внешне образ Джимми Дармоди из "Broadwalk Empire" хорошо подходит.
- Кир просто кошмар как нужен, а то время от времени Эван шляется по штатам один, и возникает сам собой вопрос, а где взрослые?  http://funkyimg.com/i/2f4TU.png

ВАЖНО!!!

Персонаж косвенно участвует в сюжетном квесте "Особое мнение", поэтому детали нужно уточнять у меня или АМС.
Также есть эпизод с ним в качестве НПС, детали уточните у меня.

п р и м е р    п о с т а

Они шли напрямик через лес, и выглядело это так, будто Эван ведет нового знакомого, а не наоборот, как он просил. В отличие от леса, в черте города несмотря на относительно открытую местность, снега почти не было. Зато были противные грязные лужи. Город пустовал, на самом деле. Многие уехали отсюда на Юг штата или ближе к Атлантике, где концентрация людей была выше. Здесь же было настоящее захолустье. Когда Эван впервые сюда приехал, он испугался того, сколько внимания он к себе привлекает - чистенький, сытый, в новой одежде, с дорогими гаджетами. Не только он, конечно, но даже Кир не так сильно выделялся с его любовью одеваться в первое, то из шкафа выпало. Сейчас ему было несколько спокойнее - куртка грязная, лицо в крови, на голове гнездо из волос. Они с кудрявым теперь смотрелись вполне органично.
К слову, его спутник и не думал расслабляться. Напускное спокойствие этого не могло скрыть. Или Ив просто хорошо это подмечал. Наконец, словно дождавшись, пока они будут в более-менее безопасном месте, он кратко описал рисунок, исполненный Эваном на снегу. На секунду Линд замедлил шаг, затем зажмурился и шумно вздохнул: катастрофа, как же. То, что он умудрился вытоптать стофутовую эмблему ренегатов - вот настоящая катастрофа. В нынешних реалиях это предсказание могло значить что угодно, самое очевидное - захват врагом этого города, но точно нельзя было сказать. Более того, что бы подумал любой посторонний, увидевший это художество на самом открытом из мест? Самое невинное, что Эван бунтует. В худшем и более веротятном случае, что подает сигнал врагу. Его бы пристрелили на месте, не затопчи этот парнишка следы преступления. Ив искоса глянул на спутника. Ведь мог доложить кому-нибудь. ГО, например, или еще куда. Но он не стал этого делать. Он старательно уничтожил предсказание, даже не разбираясь. Вряд ли это было простое человеколюбие. Только не в данных реалиях.
- Понимаю, - кивнул Эван и спрятал руки в карманы. - Интересно, что это значит.
Наконец, они вышли к городу, оказываясь почти сразу в так называемом элитном районе. В Ванкувере, конечно, этим словом называлась куда более обустроенная территория. Форт-Коллинс и до войны был периферией, и элита жила относительно скромно. Они, впрочем, могли позволить себе садовников и горничных, благодаря которым жилища выглядели ухоженными. Сейчас же большая часть этих домов была пуста. Горничные рассказывали, какие жестокие бои здесь шли, когда вигиланты строили стену. Это длилось недолго,, но, как результат, большая часть жильцов либо погибла, либо уехала подальше от линии фронта. Кудрявый спросил, как далеко им еще идти, как раз вовремя, при чем - они были почти на месте. Двухэтажный таунхаус высился над соседскими домиками и неизменно привлекал взгляд каждого прохожего. Именно к нему Эван и направлялся. Почти сразу спутник остановил его. Все еще неровно шагающий Ив резко обернулся на него и чуть не упал.
- Что? - он уперся руками в колени, преодолевая головокружение, и выровнялся, глядя на парня. В голове совсем некстати возникла мысль, что он так и не спросил имени своего спасителя. Последовавший вопрос, впрочем, отодвинул эту проблему на задний план. Эван напрягся и прикусил губу. Лицо парня выражало массу эмоций, которые он безуспешно пытался скрыть. Тут и опаска, и любопытство, и надежда. "Пожалуйста, будь на моей стороне". Как-то так Ив это прочитал. А какая, собственно, эта его сторона?
- Мой отец - вигилант, - помолчав, сознался Ив. - Его здесь нет, и вряд ли он появится в ближайшее время. Не говори, за кого ты, если не хочешь. Мне это не важно.
Соврал, не моргнув глазом. Важно, конечно. Это не противостояние католиков и атеистов, гомофобов и гей-парадов, черных и белых. Это непримиримая война, где если уж ты по другую сторону баррикад, то готовься к бою. Это невидимая стена, которая вырастает между людьми, где бы они не находились. Но для Эвана, чьи убеждения были продиктованы отцовской позицией, сейчас важнее было то, что он был невыносимо одинок. Домашнее обучение, почти полное отсутствие общения с кем-либо извне, постоянное ожидание его измотали так, что он готов был побрататься с кем угодно, лишь бы хоть как-то развеять свое уныние.
- Пойдем, тут всего ничего осталось, - спрятав взгляд, в котором наверняка читалась мольба, Ив повел спутника к крыльцу. - Ты меня здорово выручил, даже если не брать в расчет ситуацию с... рисунком. Я тебе должен, так что не отказывайся.
Калитка была открыта нараспашку. Только Кир забывал ее закрыть, значит, его дома нет. Эван выдохнул с облегчением и потянул спутника за рукав, требуя следовать за собой. Дважды нажал на кнопку звонка, подойдя к двери. Глухое урчание чужого пустого желудка не ускользнуло от его уха.
- Флора, наша домработница, обещала сегодня приготовить рагу. Останешься на ужин? - его голос слегка дрожал. В конце концов, он не смог бы удержать, захоти его новый знакомый удрать прямо сейчас. - И, кстати, я так и не спросил, как тебя зовут.
За дверью раздались торопливые шаги. Если ему и бежать, то на это у него осталось менее трех секунд.

0

143

http://s7.uploads.ru/jOr6V.gif
►     W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E     ◄

0

144

http://s3.uploads.ru/rouCp.png
►             W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E             ◄

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

145

https://78.media.tumblr.com/ec101d777ea8e55f6f8c41baf1ae79ff/tumblr_o5loaarCQ01qcxtm5o6_250.gif https://78.media.tumblr.com/2e782720e3456af3941d95b150f393f6/tumblr_o5loaarCQ01qcxtm5o5_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Anne Hathaway

» имя, возраст: пусть будет Стелла, ок. 30
» принадлежность:
не принципиально
» профессия:
актриса, аферистка, муза, ныне - информатор или искатель-вербовщик

» способность:
по желанию
» сторона:
предпочтительно вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Предположим, Стелла была из тех девочек, на которых мать проецирует все свои жизненные неудачи и комплексы и неизбежно пытается слепить из ребенка принцессу. Пусть ее детство было наполнено всеми этими подростковыми конкурсами красоты, стремлением попасть не то на обложку журнала, не то на сцену, танцевальными студиями и дефиле. Где-то там пусть затеряется и театральная студия и первые серьезные фиаско в виде шквала неудач на заглавные роли.
По некоторым причинам в глазах их режиссера Стелле вечно чего-то не хватало: невинности на Джульетту, робости на Офелию, благородства для героинь Бронте и так далее и тому подобное. Вкупе со старанием, вечные вторые роли породили в ней недовольство профессией, а оно, в свою очередь привело к раннему браку с одним из театральных меценатов, сильно старше самой девушки, но безумно восторгавшемуся ею. Замужество это стало первым в череде её действительных достижений.
Закончилось оно буквально через пару лет, романом девушки с одним юристом, который присоветовал своей возлюбленной уличить её законного супруга в надругательстве над святыми узами и отсудить себе приличную часть его состояния, применив актерский талант уже в суде. Еще через несколько лет этот же юрист оказался разорен Стеллой по той же схеме.
Последним из обманутых её мужчин он не стал, пусть и не со всеми ими она доводила роман до обмена кольцами. С годами, подкрепив собственное обаяние и актерские таланты обширными знаниями в психологии сильного пола, девушка обнаружила, что при правильном подборе рычагов давления, почти из любого можно вытащить изрядные суммы.
К тому моменту, когда миру явил себя Риндт и разразилась проклятая война, у нее на крючке из грандиозного скандала был целый сенатор одного из штатов. После этой аферы она могла позволить себе безбедно прожить до конца дней на собственной вилле на Гавайях, но, увы, начавшаяся неразбериха подвинула все амурные похождения сильных мира сего на задний план. Рыбка сорвалась, а Стелла осталась временно ни с чем. Весьма по-женски обидевшись на революционеров за испорченное дело своей жизни, она постепенно начала помогать сторонникам Элдермана, не теряя надежды на возобновление старого порядка, в котором она снова сможет занять роль очернителя правительственных шишек не за идею, а за деньги. 

Хочу видеть на игре больше ягод со своего поля для разворачивания авантюрных приключений. Потенциально готов быть Стелле одним из объектов провернутой аферы в прошлом с тем, чтобы стать хорошим приятелем в настоящем. Готов занять позицию смиренного ученика на уроке: “Милый, такие как мы созданы не любить, а влюблять в себя”. С радостью придумаю десятки совместных афер и похождений как в прошлом, так и в настоящем.

В заявке можно менять и ретушировать все по согласованию со мной, имя можно менять без согласования, внешность я бы предпочел оставить, но не настаиваю. Если для вдохновения на создание образа умной, изысканной и иронично смотрящей на законы девушки понадобится кто-то другой, считаю не вправе мешать, пусть самому мне Энн и кажется бесподобной.
Отдельное пожелание - если возьмете персонаж, не увлекайтесь, пожалуйста образом картонной стервы. Стелле не должно быть чуждо ничто человеческое, а её достижения есть следствие большого труда и ума.
Особых требований к скорости/написанию постов не выдвигаю. Разве что мне приятно, когда не брезгуют заглавными буквами. Заиграть готов заранее, жду всячески.

п р и м е р    п о с т а

Несмотря на то, что Нил Харви в двадцать втором году двадцать первого века был признан подлинным носителем со способностью “катализ”, настоящая его супер-сила заключалась, конечно же, не в том. Поистине наиболее развитым и экстраординарным его качеством было необыкновенное чувство выгоды.
Его внутренний компас вел его к деньгам, как лоза к воде. Извилины в его мозге были будто бы картой путей, по которым надо следовать для достижения наибольших капиталов. Само существо Харви представляло из себя выжимку материальной составляющей пресловутой американской мечты, а “звериный оскал капитализма” можно было, без сомнения, рисовать с его улыбки. Нил редко тормозил перед возможностью нажиться. Вернее, если не считать угроз его жизни и здоровью, то в погоне за выгодой он не смущался никаких средств, и в принципе, не исключено, что за это и был ценен вигилантам. При этом его влекла к наживе не одна только жадность, в дело вступал еще и азарт, и нечто такое — сугубо-мещанское, что, к примеру, не один десяток лет двигало его соотечественниками в давке на “Черную пятницу”.
Харви знал своего дьявола в лицо. Когда-то он продал ему душу не за что-то, а потому что тот предложил вместе с местечковой услугой клубную карту, гарантирующую тридцатипроцентную скидку, приятные бонусы, подарки от своей компании и возможность выиграть ценные призы по крупным праздникам.
Всего за девять долларов девяносто девять центов, к примеру.
Открестившись от всего неприятного, кровавого и хлопотного, что могло быть связано с минувшим выстрелом, Харви понял, что вытянул в лотерее по этой клубной карте счастливый билет.
Будто бы улыбчивый ведущий выкрикивал номера выигрышной комбинации — последовательно друг за другом происходили события, которые приближали и приближали его к джекпоту. Раненый солдат, долгое, промозглое ожидание, грубость трясущихся сделать что-то без одобрительного кивка своего лидера шавок. Нил мог бы объяснить им то, что собирался объяснить их царьку, напугав до усрачки, и обеспечить раненому лучший уход. К примеру, хотя бы место в теплом помещении, а не в продуваемом насквозь фургоне запаркованного поблизости минивэна. Харви мог сторговаться себе на кресло рядом, чтобы не стоять почти пару часов с перекурами, для проформы, безэмоционально интересуясь, как там здоровье его товарища, да нарезая рядом с суматошными людишками акульи круги.
Однако Нил Харви вырос в нации, наполненной персоналиями, которые обжигают губы кофе и сушат кошек в микроволновках, чтобы отсудить потом у компаний-производителей огромные суммы за непредоставление четкой инструкции. Он терпел, копил претензии и недовольство и ждал. Если честно, больше ждал, чтобы раненый все же двинул копыта. Потом ждал старину Билли. И только третье место в его списке занимала подмога.
Вышло все, к сожалению, в обратном порядке.
Взволнованного, искренне припечатанного клятвой Гиппократа на всю голову доктора Ллойда для полноты неудачности картины мог дополнять только вспыльчивый итальяшка Дезмонд. Черт будто посмеялся над Нилом, выслав в помощь этих двоих: одного слишком добродушного и честного, чтобы согласился немного постоять в стороне; другого — слишком импульсивного, чтобы разойтись полюбовно на одних только деньгах. Рэйзор подтвердил худшие опасения, вытащив пистолет. Доктор Ллойд — ломанувшись через охрану. Выходило, что Нил должен был играть на своей стороне один.
Ну да ничего страшного.
Ему не впервой.
Он негромко, но четко ответил Дезмонду, что виновного в ранении телепортера здесь нет.
Красноречиво посмотрел на Эндрю, чтобы перестал лезть к вооруженным людям.
Закурил, опустил глаза на циферблат наручных часов и долгим следящим взглядом встретил приезд старины Билли. Тот был неспешен и величав, как прибывшая на свидание королева выпускного. Нилу хотелось думать, что как и она, Хоффман потратил уйму времени на поиски геля, чтобы зачесать свои смоляные волосья в будто бы вылизанную некой рогатой скотиной прическу и выглядеть прилично перед давним знакомым.
Нилу хотелось думать, что, фигурально выражаясь, как и королеву выпускного, он лихо выебет торговца, тыкая мордой в допущенный его людьми промах, как в пыльные стеллажи школьной кладовки.
Харви выпустил в серое ноябрьское небо струю дыма. Было не до улыбок и не до его привычного всем и каждому обаяния. Нил был серьезен, собран, обстоятелен в доводах.
Уильям, мы с тобой участники одной стороны вооруженного конфликта. Ты добровольно согласился содействовать обеспечению регулярных боевых подразделений боеприпасами. Мы так продуктивно работали до последнего момента, что я даже не понимаю, к чему вся вот эта показуха с автоматами. Мы же на одной стороне. Хотя согласен с тем, что ты мог охранять товар. Однако сейчас с твоей подачи ранен один из наших людей и, напомню, твоих же союзников. Твои подчиненные не пускают доктора оказать ему помощь Ты сам никак не способствуешь урегулированию конфликта, к тому же явно не торопишься сюда приехать. Я могу трактовать это даже не как нарушение “техники безопасности”, не как “саботаж”, а как полноценную измену. Мне стоит напоминать тебе, что за изменой следует трибунал?
Нил выдохнул, затянулся снова. Сквозь прищуренные якобы от дыма глаза посмотрел на всегда чуть бесоватое лицо немчуры.
Но я не хочу для тебя такого. Дезмонд, опусти, пожалуйста, пушку. Доктор, Вы можете пройти. Не правда ли, Уильям?

0

146

https://78.media.tumblr.com/50e7115663a2b14f99b16626f109ee10/tumblr_nta95b44Nh1udwwrso2_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Edward Norton

» имя, возраст:
Эрвин Форсайт/Erwin Forsythe, 40 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До войны - бывший военный, юрист, правозащитник, консультирующий организацию Human Rights Watch. В настоящее время находится в бегах и, если вы впоследствии решите примкнуть к одному из штабов, - член партизанского отряда/разведки/боевой группы.

» способность:
Дубликация.
» сторона:
На усмотрение игрока.
» статичное изображение:
ссылка

Эрвин Форсайт, мой старший брат, - воплощение проницательности, трезвого ума, не менее трезвых принципов и выдержки. Другими словами, полная противоположность мне. И мы, разумеется, никогда не ладили - но отнюдь не из-за моей импульсивности.
С того момента, как Эрвину исполнилось три, его жизнь раз и навсегда поменяла курс - наша семья переехала в ЮАР, где мы оба росли в те самые времена, когда Мандела уже победил апартеид и ушел на покой, а его преемник Табо Мбеки медленно, но планомерно вел свою страну к тому, что считал "расцветом", доводя экономику до состояния, близкого к коме. В какой-то степени эти годы оказали на нас обоих влияние, которое мы пронесем сквозь всю свою жизнь, но в случае уравновешенного и, как всем кажется, холодного Эрвина оно окажется решающим в выборе дальнейшей стези.
Когда Эрвину исполняется одиннадцать, Форсайты возвращаются в США. От Юджина одни проблемы - все вокруг говорят только о нем, что он особенный, вундеркинд - такие рождаются раз в несколько поколений. Его способность неверно истолковывается как психическое заболевание, и носиться с ним начинают еще больше, что закинутого на задний план Эрвина закономерно раздражает. Тем не менее, он хорошо учится, достаточно ладит с одноклассниками и в принципе растет толковым и хорошим парнем. Спустя несколько лет наши родители расстаются, пусть развод и не оформляют, мы отдаляемся еще больше. Эрвин учится на юриста, на какое-то время оставляет учебу, обеспокоенный волнениями на Востоке, идет в армию, служит несколько лет, смотрит на творящиеся бесчинства и вспоминает жизнь в ЮАР - все это ведет его к мысли, что он может и хочет что-то  с этим сделать. Форсайт возвращается к юриспруденции, строит блестящую карьеру и служит правому - он в это верит - делу, помогая тому, кого в наши времена называют social warriors.
Его жизнь совершит впоследствии крупный виток - пробудившаяся способность дубликации принесет ему ворох серьезных бед с серьезными людьми. Что именно это будет, решать вам: Эрвин может "скопировать" не те документы, о которых лучше было молчать, или просто случайно засветиться перед личностями, которые могут захотеть иметь при себе такого "фальшивомонетчика", чтобы удачно производить наркоту/оружие/все, что в голову взбредет. О своих неприятностях он, разумеется, молчит, а развязавшуюся войну использует как отличный повод залечь на дно.

Как я уже заметил, у нас мало точек соприкосновения: абсолютно разные темпераменты и старые обиды мешают выстраивать нормальные отношения. Я оставил за игроком право решать, какую сторону Эрвин выберет. Разумеется, мне было бы приятнее, если бы вы остановились на вигилантах, потому что между братьями и без того достаточно терок, чтобы добавлять к ним еще более тяжелый вопрос. Вместе с тем, возможно, предыстория Эрвина делает выбор в пользу орлов более логичным - решайте сами.

Пожелания стандартны, как и всегда - грамотность (и не только языковая) и желание не бросать все, даже не начав.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

0

147

jasmine van den bogaerde (birdy)
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Эддисон (впрочем, ей больше нравится «Эдди») всего восемнадцать, но за несколько лет с ренегатами жизней она спасла больше, чем многие взрослые; ее способность, исцеление, незаменима в штабах, где она не задерживается надолго, то и дело переходя туда, где нужнее. Кто-то завидует, кто-то боится и переживает за по сути еще ребенка, она же — предана своему делу и никогда не оставит того, кому нужна помощь. Порой кажется, что этим она хочет перетереть события до войны: у всех свои способы бежать от прошлого, и если многие наоборот идут по наклонной, то Эдди, вопреки всему, тянется к свету.

http://funkyimg.com/i/2Menr.gif http://funkyimg.com/i/2Menq.gif

0

148

https://68.media.tumblr.com/155c6a772bc606c1139ee11580532859/tumblr_o38d8eIIvR1v9enl8o1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matthew McConaughey

» имя, возраст:
На Вашей совести, я буду называть его Бо.
от 36 до 47 лет
» принадлежность:
вижу носителем, но не принципиально.
» профессия:
Абдоминальный (возможно нейро-) хирург.
в общем, главное хирург, но не кардиохирург.

» способность:
как и к заявке выше - любую способность можно отыграть на "ура". Если Вы останетесь человеком - это круто, может иметь отклик в отношениях. Если нет - все равно круто, потому что с любой грамотно отыгранной способностью играть весело и интересно.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
Matthew McConaughey.

Биография полностью на Ваше усмотрение.
Точно закончил ВУЗ Лиги плюща. Возможно, за спиной несколько неудачных браков, дети или их отсутствие. Хорошая карьера. Плохие отношения с коллегами.
Он прямолинеен, откровенен, циничен и педантичен. Трудоголик. Начитанный. Много путешествовал (в юности) по странам третьего мира с миссиями спасения, помощи. Если кто-то делает что-то не правильно, он ничего не скажет, просто молча подойдет и сделает лучше. Возможно, подождет пока тот другой доделаете как попало, а потом переделает. По своей натуре не скандалист, но не редко становится участником конфликтов, потому что он говорит то, что думает и готов встретиться с последствиями.
Почему регенаты? Потому что из зол выбрал наименьшее и просто правительство никогда не любил: жадные и эгоистичные подонки. Может, в свое время здорово ему напакостили или закрыли какой-то проект.   

Мы коллеги, но не ладим от слова "совсем". Бо считает, что женщинам не место в хирургии - медсестрами работать, еще куда не шло. Но хирургия - определенно не их. Они слабые, слишком переживательные, эмоциональные, зависят от собственного цикла, легко отвлекаются и много других причин, по которым им не место в хирургии. Ни одной причина "за". Им не место на руководящих должностях, потому что управлять рабочими моментами и делами в семье - это сложно и одновременно все делать не хорошо. Мужчины лучше, потому что они выносливее, менее эмоциональны. Бо мыслит в таком направлении и не скрывает этого. Поэтому они с Нив часто ругаются. Нив хороший кардиохирург и профессионал, но у неё большая семья и она за них переживает, бросит все ради них (пока, все это понимают и знают). Она женщина. У Нив есть дети, ради которых она рискует. Она рискует ради незнакомцев. Она слишком наивная для военного времени, идеалистка, не способна пожертвовать жизнью человека. А теперь еще и глава отдела. Просто зашибись период для Бо.
Если он останется человеком, то может постоянно напоминать Нив, что она такой профессионал из-за умения исцелять людей и не важно, что способность проявилась недавно. А еще она готова пожертвовать собой не ради других, а потому что всё пытается пойти по стопам суицидников, просто если очевидно это совершить - слишком не пафосно. В общем, Нив рушит стереотипы Бо и это его бесит. Агрессия в отношениях пассивная, хотя последнее время они не редко ругаются.
Нив считает Бо не правым, грубым и с эмоциональным диапазоном меньше, чем у зубочистки. Даже у роботов сострадания больше! Ей не понятно, как можно быть таким...
Хочу развития этих отношений. Возможно, в процессе игры они найдут какой-то консенсус, изменят свое отношение друг другу в лучшую сторону или выживут друг друга из главного штаба.  8-)  :longtongue:

Жду персонажа очень и очень. Внешность бы не меняла, но если Вам играть все это охота, а внешность не зашла - обсудим. Коллектив у нас хороший, активный. Скучно определенно не будет, было бы желание.

п р и м е р    п о с т а

[indent] - Что ж, очень жаль, потому что я не могу себе позволить такую роскошь, как халатность, ведь у тебя «нет времени гулять по осмотрам» - Монахан недовольно морщится. Люди редко любят врачей и не удивительно. Они те люди, которые рассказывают о том, какой плохой образ жизни вы ведете и что скоро подобное поведение способно привести к летальным последствиям. Порой, лучше не знать диагноз и счастливо доживать свои последние дни, недели, месяцы, а то и годы. Джинджер не повезло, у неё проблемы с сердцем и она попала в руки Нив, а значит у неё только два выхода из положения: следовать предписаниям своего врача и получать возможное удовольствие от жизни или нет и страдать от побочных эффектов. Нив не принципиально, но она бы предпочла первый вариант – он сэкономит нервы обоим женщинам. Откровенно говоря, есть и третий вариант, но если Джинджер прикончит Монахан, на её сердце найдется другой врач и не факт, что он будет с ней так же обходителен. – Надевай красное и приходи разгоряченная, только без плаката: предпочитаю натуру минимум раз в неделю после тренировки. Пропусти встречу - и я из ревности лишу тебя секса и прикую к постели на недели. – Монахан улыбнулась и слегка наклонила голову в сторону. Это ради её блага, ради здоровья и благополучия. Возможно, глупо на войне беречь свое сердце, если можешь не вернуться из очередного задания. Но они делают это, чтобы выжить, а значит необходимо делать все возможное не только в бою. Вероятно, Джинджер однажды её возненавидит за запрет выезда вне штаба или увеличенную дозу таблеток – Нив это беспокоило в самый последний момент. Они врач и пациент, основная задача Монахан заключается в способности Джинджер выжить. Остальное её не волнует.
[indent] Нив не ожидает, что её собственные слова столь очевидны. Она слегка ведет плечом в сторону, словно от удара и замирает на месте. Доктор внимательно слушает Шиан, но какое-то время боится даже выдохнуть, прижав ладони к холодной плоскости стола. Внутри все холодеет, будто ей как когда-то пять лет и она прячется за диваном в гостиной от мамы, потому что в отместку схватила машинку Чейса и спряталась: он снова оторвал голову её кукле и куда-то выбросил. Она знает, что поступила плохо и её сейчас поймают на горячем, потому что потная маленькая ручка все еще сжимает кузов красного автомобиля. Старшая сестра не должна так поступать, ведь на ней ответственность, но они не должны были узнать или догадаться. Ей хочется сжаться и забиться в шкаф. Мама разочаруется.
[indent] Шиан продолжает говорить и Нив хочет крикнуть, чтобы разведчица замолчала, потому что понятия не имеет о чем говорит, и это в принципе не её дело. Монахан не нуждается в проповедях или одобрениях. Её устраивает все так, как оно есть. Ей больно и это нормально. Это её боль. Её собственная боль, к которой никто не имеет права прикасаться или обнажать, как нерв. Она её личная, покоится в недрах души, просыпается каждый раз, когда Нив делает очередной вдох, но никто не имеет права её трогать, задевать, еще и подобным тоном. Это заставляет Монахан чувствовать себя не комфортно, подобно дикому и загнанному в клетку зверю. Женщина хмурится и выпрямляется, словно выстраивает какую-то невидимую стену между собой и Джинджер.
[indent] - Именно поэтому ты спросила разрешения сесть рядом, потому что тебе плевать на общественное несогласие. – Язвительно замечает Монахан, делая глубокий вдох. - Каково жить в диссонансе с собой? Если это не оправдано, тогда зачем продолжать это делать? Чтобы мучить себя, изводить, неустанно упрекать за каждый «неоправданный» поступок? Ты хочешь суда? Тебя допрашивали и сделали соответствующие выводы – вот твой суд в нынешних условиях и ты оправдана. Можешь говорить о мирном времени и правосудии, которое оно могло тебе дать. Но суть в том, что в мирное время ты бы не убила этого мальчика. В мирное время, я бы не стала оставлять своих детей. – Монахан тяжело вздыхает, потому что ей отчего-то становится страшно и холодно. Она откидывается на спинку стула и хлопает ладонями по столу. Её будто заставляются признаваться в чем-то ужасном, и она делает это, чтобы не оказаться загнанной в угол, чтобы не дать возможности кому-то ударить себя. Ей тяжело дышать. Нив спокойно делает вдох, но не способна нормально выдохнуть, будто попадая в легкие воздух, куда-то девается или пристает к стенкам и отказывается выходить наружу, словно на расстрел.
[indent] - Конечно, я могу говорить, будто оставила детей, потому что им не место подле убийц. Но это звучит еще хуже, чем я пытаюсь себя оправдать. Я мать, которая предпочла жизни всех вас своим детям. Врач, который дал однажды клятву и следует ей. Гражданин стран, который пытается сделать что-то хорошее. Предлагаешь изменить эти слова, на «мать, которая бросила детей ради убийц»? – Нив провела ладонями в воздухе, словно показывая вывеску или баннер. – Хм. Звучит и моя совесть чиста. – Иронично хмыкает Монахан и отводит взгляд в сторону. Ей кажется, словно сейчас начнут стучать зубы из-за нахлынувшего озноба. Её пальцы ползут к чашке, и Нив притягивает её к себе, будто спасательный круг. Хирург не хочет смотреть в глаза Джинджер и вообще она ждет, что разведчица сейчас съездит ей оплеуху. На самом деле, Монахан хочет, чтобы так оно и было, ведь это разорвет их отношения раз и навсегда. Ей не хочется смотреть в глаза еще и потому, что она не говорит себе ничего из того, что только что прозвучало. Это слова прозвучавшие как щит с шипами. Дело не в клятвах, предпочтениях или гражданстве. Она просто не могла по-другому, и в этом нет смысла. Поэтому так и тяжело, потому что оправдания нет, а все что звучит – просто слова, которые подходят к контексту и красиво укладываются на ноты. Нив просто сделала то, что сделала, потому что иначе не могла, не видела другого выхода, не хотела иначе. Ее поступок не имеет статуса «хорошо» или «плохо». Он просто случился. Он есть в ее жизни, без оправданий или необходимости. Именно поэтому он и грызет Нив, потому что она не могла иначе, но ей нужно оправдание.
[indent] - Джинджер, я не могу пытаться вернуться к детям. Я обязана это сделать, потому что я оставила их одних. Обрекла на то, что было моим бремям. Я должна вернуться. – Монахан обмякла на своем стуле. Только сейчас, какой-то частью себя она понимает, почему не взяла детей с собой. Она загнала себя в условия, при которых должна делать все возможное, чтобы вернуться к ним однажды. Нив сама лишила себя права выбора. У нее есть только один выход. Ироничный спасательный круг. – Ты не вернешь мальчика. Это правда. Это то, чего не изменить. Но что, если его смерть будет иметь смысл? Ужасно звучит, но это война, Шиан! Дети умирают каждый день, даже если ты этого не видишь или не делаешь. Каждый день кто-то умирает, страдает или думает о суициде, а то и прибегает к нему. Это наша реальность. Прежние правила тут уже не действуют. – Монахан тяжело вздыхает и прикрывает рот рукой. Она остыла и ей уже не хочется кричать или стучать по мебели. Нив стало легче, хотя все еще как-то «обнаженно». Хирург не видела в Джинджер того человека, который может помочь ей найти ответы на свои зудящие вопросы. Ей не хотелось с ней откровенничать, ей нравилась их ширма «врач и пациент», а теперь этой ширмы нет. Забавно, но плакат действительно повешен. - Ты не можешь вернуть его, но у тебя есть шанс сделать его убийство не напрасным.

0

149

http://funkyimg.com/i/2Npft.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jade Taylor

» имя, возраст:
Paige Delaver / Пейдж Делавер 25
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Разыскиваемый кибер-преступник, хакер в главном штабе.

» способность:
psionic manipulation
» сторона:
Строго Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


» Ты моя вторая девочка. Бунтарь не без причины. Человек-бардак, человек-затея, человек-праздник. Праздник, который всегда с кем-то другим. Болтушка, знаешь толк в ирландском виски и как крепко вдарить рок в этой дыре. У тебя чистое и доброе сердце, которое не приемлет полутонов, не против что-нибудь сломать, а потом починить, над кем-нибудь подурачиться, но никогда, слышишь, никогда ты не станешь оправдывать насилие над слабыми. Ты сама такой была. Как ты выдержала этих странных людей, которые могли ни с того ни сего наброситься на тебя и других? Это не семейное. Не наше.
Ты не идешь на компромисс, совсем, никак. Ты не готова признать свои ошибки, не готова пойти к человеку, задевшего тебя, навстречу. У многих складывается впечатление, что слово "компромисс" для тебя ругательное и они окажутся правы, потому как ты никогда не ошибаешься. Особенно в людях.

» Как и Клэр, старшая сестра, родилась в большой Техасской семье с кучей буйных ирландских бабок, дядьев Мактавишей и вполне себе спокойных ба и грэндпа со стороны Делаверов.
Ничего не предвещало беды, пока способность Пейдж не начала показывать свои клыки, как только у ребенка начали выпадать молочные зубы. С возраста шести лет малышка начала отмечать, что люди вокруг нее ни с того ни с сего меняли свое настроение по одному лишь взмаху длинных ресниц. Чаще они впадали в агрессию, причем настолько бурную, что негатив прилетал самому носителю. Немудрено, что девчушка стала сторониться людей, предпочтя живое общение компьютерам.

» Неконтролируемые всплески способности сказались и на отношениях отца и матери, у которых все чаще и чаще стали конфликтовать друг с другом. Последствия стали ощущаться Делавер уже в подростковом возрасте, когда Джо и Джилл даже после того как обнаружили, что стали такими же жертвами разрушительной способности дочери, как и ее одноклассники, не смогли наладить отношения. 

» Айти и Тех Гик. Сложно сказать, какой язык для нее более родной- английский или язык кодирования. Доподлинно известно, что как только малютка Пейдж увидела компьютер в магазинчике с “железками”, то повисла мертвым грузом на отцовской ноге, требуя, чтобы тот ей купил эту коробу.

» Свой первый простенький сайт написала в 8 лет, а первую серьезную работу, связанную с нейросетью, зарелизила в 11, довольно быстро для такого масштабного проекта, представила его на Product Hunt и получила множество негативных отзывов от разного рода троллей, в том числе сексисткого толка. В порыве праведного гнева обрушила базу и удалила аккаунты недоброжелателей. Джо был в шоке, когда обнаружил машины с сине — красными мигалками у своего порога и людей в форме, пришедших не по его душу.

» Хорошими делами прославиться нельзя. Урок был усвоен, но явно не так, как задумывал Джо. Пейдж научилась пользоваться анонимайзерами и ушла в даркнет. В 16 лет сколотила группировку из самых отвязных хакеров по всему миру и начала ломать биткоин биржи, жертвуя деньги приютам и социальным инициативам. Так же целями взбалмошных пубертатов стали аккаунты знаменитостей и сайты знакомств, специализирующие на изменах.

» Родительский брак трещал по швам. Это сказалось на Пейдж, которая все еще винила себя в том, что косвенно явилась причиной размолвки. Делавер перешла в новую лигу, прокачала скиллы и навлекла на себя гнев АНБ, которые предусмотрительно решили заключить сделку с ее отцом, который смог воспользоваться доверием дочери и слить информацию о расположении нескольких опасных киберпреступников. Среди них были соратники и друзья Пейдж.
Как только этот факт вскрылся-  между Пейдж и Джо выросла стена, которую мужчина так и не смог разрушить до 36 года.

» Приверженец теории заговора. Была одной из тех кибер-активистов, что ломали медиаресурсы и перезаливали обращение Риндта к американскому народу. Крайне фанатично примерила на себя идеологию ренегатов.

» Реакцию на смерть отца оставляю вам на откуп.


Пейдж Делавер блудная дочь Джо Делавера. С тебя начался весь сыр-бор. Из-за тебя несчастный папочка отправился к Риндту на куличики с единственной миссией- любой ценой вернуть тебя домой. Ты искренне считаешь, что ни мать, ни отец тебя "не_любят", в сердцах обвиняя в разрушение когда-то крепкой семьи. Не будем объяснять почему это не так.
К сожалению или к счастью, это не является единственной причиной почему ты сторонишься своих сестер и отца. Ты ренегат до мозга костей, настолько ренегат, что смогла повлиять на Клэр, которая до этого была если не латентным вигилантом, то придерживалась курса действующей власти.
Отцу предстоит схлестнуться в схватке за твою душу. Против тебя выступает поистине смертоносный противник, старший агент фбр, вигилантский перебежчик, кровавый предатель, у которого напрочь отсутствует понятия "хорошо" и "плохо", он готов задействовать свой масштабный арсенал от психологического давления до устранения твоих товарищей, чтобы вернуть тебя в семью. Ты будешь обязана столкнуться с последствиями своих и моих действий. Будет весело.


» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.


пост от папки

[indent] В стеклянных глазах убийцы танцевали золотые светлячки, пальцы из хромированной стали поправили край выбившегося одеяльца с ревностной заботой, смахивающей чуть ли не на материнскую. Свободной рукой он прижимает малютку к плечу, вдыхая аромат подлинной невинности, детской присыпки и молока. Оливер испытал нежданное, чуждое ему чувство умиротворения. Несмотря на то, что в отражении огромных глаз ребенка высветилась летопись морщин и тонких шрамов Беррингтона, он чувствовал себя как-то непривычно молодо, без зудящей боли во всем теле, без голода, без сна. Под ботинком сдавленно скрипнула гильза, он сделал несколько шагов в сторону панорамного окна, любуясь как ветер разносит ангельскую пыль и лунный шлейф, не замечая красно-синий отблеск огней полицейских машин в ночном, беззвездном небе. Глубокий вдох и легкий поцелуй разбитых губ в темечко малышки.
А, может, это судьба?
[indent] Отсутствие выбора— это тоже выбор. Ты можешь шагать в неизвестность, а можешь дождаться, пока она стиснет гарроту вокруг твоей глотки. Удушение. Какая приятная смерть. Своя. Настоящая. В 13 лет. Она должна была наступить! Должна была прибрать его в свои объятия, с бесконечной любовью матери, утопить в своем чреве, не дать родиться на свет тому, кем он стал, но нет, у провиденья свои планы, оно заставила его пройти весь свой путь. От захваченного аэропорта до военного полигона, от родных глаз в штаб-квартире e.c.h.o. до заморозки и смерти друзей, до странных событий, где он должен был умереть тысячу раз, но пока солдату было ради кого вставать, с пробитой экобронью и разорванным в клочья нутром, он это делал. Он называл это смелостью. Парень, сошедший с плакатов в подростковых спальнях блекнул на фоне его настоящей, мальчишеской преданности. Его романтизировали и он не мог отказать им всем в этой вере. Хотя кому это было интересно? Нужно было все отдать этому прожорливому монстру. Отказаться от всех благ, стремлений и сентиментальных мечтаний. Каким же глупцом он был, что позволил себе уверовать, что бремя изгоя минует его. Пощады не было. Железный протез привычно зарокотал.
Никто не удостоился чести проникнуть в логику психопата, тем более, когда эта психопатия обуяла им в мирное время. Как можно было так обезуметь? Сорваться с достигнутой вершины, разлетевшись на мелкие осколки. Не собрать. Сталкеру было знакомо это чувство. Но пройдя свой от начала и до логического конца, Чейс воспринимал потери еще одной усмешкой судьбы. Вызовом. Смерть в семье? Она повторится. Смерть любимой? Этого не миновать. Тюрьма? Она внутри. А война? Война она одна и на всю жизнь.
[indent] Нет, Чейс, война закончилась. Время стереть кровь с рук и постараться, попытаться. Хотя бы попытаться, сделать все что в наших силах, чтобы она не повторилась. Грош цена этому миру если ребенок остается без отца или жена без мужа. Не стоит это наших слез. Не стоит.
Как глупо же ценить каждую отдельно взятую жизнь. В особенности, на поле брани. На той безумной войне между людьми с одного материка, между соотечественниками, братьями и сестрами. Неудивительно, что это сыграло с ним жестокую шутку. Чейс расквитался со всеми, кому задолжал пули. Под расчет. Оливер потерял все разом. Юдоль боевика. За его трусость, за его малодушие, нерешительность в прошлом. Но когда все закончилось…Нет, это было бесчеловечно по меркам любого из известных ему событий, в которых пришлось принимать участие. Ребенок в руках зевает. А как он хотел сжимать в руках свое зеленоглазое чудо.
Тупой карандаш перечеркнул его прошлое, насильственное нажатие рвало бумагу, оставляя борозды. Рвань. Вечная любовь так себе оправдание, хм?
Это конец.
В глазах младенца застывает хрустальная влага, Олли и сам шмыгает носом и тень улыбки касается тонких губ, кровавый ритуал будет совершен. Ни к чему торговаться с совестью. Карты на стол. И маленькая жизнь в его руках не осознавала, что является ничем иным как козырем в этой извращенной игре. Дерганье раскалившегося затвора нервирует его тонкий слух. Пули разрывают интимную тишину урбанизированного шато. Вдребезги.
Выстрел и кровавые ошметки в разные стороны, разлетаясь, ударяются о стены особняка. Шмяк. Голова губернатора трещит как лопнувший арбуз, багровые реки несут костную крошку к ногам механизированного ассасина. Оливер не чувствует, как из его хищных лап буквально вырывают дитя. Настолько Беррингтон был поражен картиной смерти этого жалкого человечка, что глаза на мокром месте поначалу от умиления, а теперь от сбитого ощущения потерянной цели превратились в устье водопада, слезы скатываясь щекам, падая на пол и смешиваясь с алыми лужами, оставляя круги, круги, круги.
Тревога сильнее боли. Летящей походкой, несмотря на поврежденное колено, он устремился к трупу мужчины, который так неосмотрительно решил свести счеты с Беррингтоном. Кто он был? Чей-то родственник, чья-то больная любовь, потерявшая все на войне, или просто всему виной явились деньги, нечеловеческие амбиции, жажда власти. Забава? Мы это никогда не узнаем, что же произошло в его голове, желавшей так отчаянно смерти другому живому существу.
Влажные, красные глаза Олли внимательно изучали место казни. Он хотел припасть к трупу супостата, ощупать его, понять, поговорить, ведь никого роднее в этот момент не было с ним сейчас. Граница восприятия своих и чужих растворилась. Как в кислоте.
Следующая пуля Монахана летит уже в виновника кровавой жатвы. Коленная чашечка разлетается вдребезги. Нечеловеческий рык. Парни в форме снаружи напряглись. Мужчина разучился регенерировать отдельные костные структуры, поэтому он не поднимается. Даже не старается. Неужели он выслушает поучительную лекцию прежде чем Чейс его утащит? Он же ведь его не бросит...
— Зачем?— Вечный вопрос, который он мог обратить к каждому своему живому товарищу, к мертвым друзьям, к мертвым родителям, к мертвой первой и последней женщине, которую так сильно любил. Ко всем, кто был, так или иначе, связан с ним.
Единственное, что держало его в мире живых- сущая безделица, так он величал сей акт. Он не называл это местью, не бросался громким "правосудием", это было очередной пометкой на полях, которые он начал оставлять еще будучи зеленым эковцем, внимательно слушая сухие брифинги Уорда и мотая на ус эти канадские байки. У этого события не было конкретного названия, оно просто должно было произойти. Как восход солнца, как неумолимый закат. Нужны ли вообще причины зверству? Финальный штрих. Беррингтон опускает лицо. Точка? Как досадно, что это этюд в кровавых тонах теперь принадлежал не ему.
Вместо фанфар послышался стройный топот сапог в стиле милитари, звук ломающей древесины и крики штурмовой группы SWAT. Рой красных точек появился на спине Монахана так внезапно, что еле успевает обернуться, чтобы увидеть с десяток мелкокалиберных стволов и летящие удары дубинок, валящие его на пол. Тяжелая стопа приземляется на руку ирландца, заставляя его выронить пистолет.
Парень с пшеничными волосами отталкивается от пола и косолапо встает на одну ногу, вторую чуть подгибая. Одной ногой там, другой…
— Сэр, бросьте оружие.
— Оружие?
— Сэр!
— Я не понимаю о чем вы говорите- Насмешливый британский акцент. Он облизывает сухие губы, наклоняет голову, изучая потемневшими глазами наставленный на него автомат. Зоркий глаз сразу подмечает обойму с тибериумными пулями, торчащую, из корпуса MP5. Улыбка, кажется, разрывает его мокрую, все еще молодую кожу напополам. В сумраке особняка, он видит как оперативники толпою пытаются скрутить буйного когда-то партизана, когда-то заключенного, но было бы все так просто, как это выглядело на первый взгляд. Ведь Чейс это проходил. Картина не нова. Голубые глаза вглядываются в пол, где с прижатой к полу щекой брыкается Монахан. Они встречаются. Оливер подмигивает. И одними губами произносит: «Все хорошо».
— Стоять! Я буду стрелять!
— Оу, я и не сомневался.
Самая быстрая рука на диком западе взмывает вверх, проделывая свой путь ко внутреннему карману, где лежит, как в ящике Пандоры, на самом дне...
Пули прошивают все предплечье и дырявят ладонь, которая через секунду безжизненно повисает, следующая очередь пробивает сердце, там обычные пули, им сложно проникнуть до желаемого, до его неустанно бьющегося сердца, но после того, как начинает действовать дьявольский металл, они вмиг вгрызаться  плоть, разрывая клапаны, желудочки, аорту. Он стоит долго, смакуя каждое пулевое отверстие, старуха смерть, по старой памяти, не отпускает его так просто. Не так все просто. Не все.
Зачем?
Он выдыхает носом, кривя губы и жмуря глаза. Он решето. Он не кричит, он не смеется. Этот танец ему не по зубам, партнерша слишком стремительна, он отстает, скользит, проскальзывает на багровой линии и сбивается с ритма.
Покачнулся. Мужчина падает набок, на живую руку, повисшую, раскрывающуюся, как цветок свои лепестки навстречу солнцу, пальцы дергаются в конвульсии. Тоскующий огонек в руке не что иное, как зажигалка, подарок от старого друга со времен войны. Подарок? Трофей! Одна из немногих вещей, которую он хранил в своем заброшенном доме, постоянно чиркая ей на манер лидера отряда. Ирландцу не нравилась его дурная манера, но Олли не прекращал выбивать искры, дурачась, ведь он не курил. Даже в самых безнадежных ситуациях, под пулями, за трухлявыми стенами он щелкал и щелкал, щелкал.
А ведь будет искра. А, значит, будет и пламя, мой друг.
Пламя, что не угаснет. Никогда.
Люди в полицейской форме опускают дымящиеся оружие, и капитан штурмовой команды кривит лицо, сплевывая на усеянный гильзами пол то ли от досады, то ли негодуя.
— У нас два трупа помимо тех на улице.— рапортует он в рацию, наблюдая как Монахан становится только сильнее под валом грузных тел оперативником, кто-то перестает оказывать деликатные знаки внимания и переходит к ударам по лицу. Ногами.
— Этого в машину.
— А что с записями камер?
— Кто-то стер. Недавно.
— Блять, еще один сраный рапорт.

пост от мамки

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

Единственный вопрос, который люди задают в этом мире и никогда не получают на него ответа. Возможно только при жизни, но нам этого не узнать, пока не погаснет свет. Почему? Почему одиночество довольно странная штука? Иногда ты наслаждаешься этим ощущением, иногда бьешься в агонии безысходности, а иногда просто боишься остаться одна. Прошло уже больше месяца с тех пор, как мы попали в западню психов (а их развелось чуть ли не на отдельную третью сторону), но я все ещё по-детски боялась темноты, вздрагивала от неожиданных появлений людей и боялась остаться одна. Именно поэтому частенько засиживалась допоздна в аналитическом отделе, засыпала на кушетке в комнате отдыха, а иногда и вовсе на клавиатуре. По научному это называется посттравматический стресс, но кого это интересует, когда кругом бомбят, стреляют, убивают и прочее? Таблетки, любезно выписанные мне все тем же Ллойдом отправлялись в унитаз, т.к. я никогда не доверяла всяким психотропным веществам, якобы с успокаивающим эффектом. Будь рядом со мной мужик, который глубокой ночь прижмет покрепче и защитит от всех кошмаров – вот тогда это было лучшим лекарством. Но мужика, как мы знаем, рядом не было.
Почему мы всегда чудовищно переигрываем, когда, нужно чтобы в глазах другого человека ты выглядел счастливее, непринуждённее, лучше, чем когда он был с тобой? Газ в пол, через перекресток на красный свет. Мчимся каждый в своей машине с разных точек города, когда нам обоим на мобильный приходит странны звонок из полицейского участка, информируя о том, что Пейдж задержана. Странная штука фамилия, меня могли сколько угодно раз останавливать за превышение скорости или неправильную парковку, но лишь услышав фамилию Делавер возвращали права и просили больше так не делать. Откуда было такое влияние, ведь не мог Джо им обладать, даже будучи агентом ФБР. Или мог? Мы вбегаем в участок, ненароком соприкоснувшись руками и тут же отпрянув на безопасное расстояние. Между нами уже начат бракоразводный процесс, а мы все равно не можем друг от друга отделаться. Мне не хочется его видеть, не хочется говорить, не хочется когда-либо чувствовать запах одеколона, который сама и купила на минувшее Рождество. Но все маршруты ведут в одну и ту же западню – к нему. Мы вносим за дочь залог, она не говорит спасибо, даже не смотрит на нас, вероятнее всего, презирая. Она тоже отказалась выбирать между нами двумя, но решив не останавливать свой выбор ни на ком, этой ночью она проведет ночь со мной, а затем снова исчезнет на пару дней. Пересели в мою шкуру кого-нибудь другого, он бы точно удавился, порой я и сама не понимала откуда во мне берутся силы.
- Был бы ты мужиком, воспитал бы дочь как следует отцу. Это же даже не сын, страшно подумать, что бы выросло, будь бы у нас он. – мы стоим на лестнице перед полицией и пережевываем друг другу кости, пока не уничтожим все в друг друге без остатка. Качественно дерьмо, которое вылилось на меня после этой реплики можно было бы продавать за дорого, ведь редко кому так удавалось так мастерски уделать свою жену.
Со стороны сложно понять уже давно не пару Джо и Джилл. Почему она всегда терпит его сухость, жесткость и безразличие? Почему он никогда не может повести себя не как мудак? Почему они постоянно проходят через сухую пустыню горечи, чтобы в конечном итоге заставить друг друга ненавидеть просто потому что слишком стыдно признаться, что на самом деле скучает?
Почему все отцы всегда убеждены, что роль матери – это проблема? Чтобы переключить всю тревогу за свое чадо на одно и тем самым отвести от себя подозрение. Ведь негоже мужчине показывать свою слабость, показать свой страх, оголить нерв, нет, что вы, это же не то же самое, что каждый раз заниматься любовью раздетым, нет, это намного интимнее, это не для того, с кем прожил целую жизнь в браке.
- Моя проблема лишь в том, что из-за тебя она ренегат. Хотя постой ка, это же и твоя проблема. И ты едешь потому что чувствуешь свою вину, так что оставь свою легенду про инспектирование кому-нибудь, кто не прожил с тобой вместе тысячу лет. – я пристегиваюсь, хотя прекрасно помню, как Джо водит машину. Если мы и разобьемся, ремень меня не спасет.  – Если ты в этом уверен, считай, что прокатимся с ветерком, сменим обстановочку. - Уже сев я вдруг осознаю, что мне предстоит провести больше, чем 10 минут в компании со своим мужем. Своеобразная форма самоубийства.
- Я знаю, что ты считаешь меня дурой, и мне плевать. Этими плоскими параллелями ты меня из машины не высадишь, так что давай трогай – я хлопаю по торпеде и не стесняюсь смотреть Делаверу прямо в лицо. С меня хватит взглядов в сторону и попыток избегать друг друга. Мне осточертело все время искать повод постучать в его дверь. Меня бесит, как на нас смотрят со стороны отделы. Мы семья, плевать в каком виде, прошлого не перечеркнуть.
- Рада, что все твои побои на женщинах закончены, мне в свое время повезло меньше остальных. – ещё при браке мы старались не вспоминать то время, когда крошка Пейдж невольно влияла на нас своей способностью. Но даже когда мозг понимал, что Джо не отдавал отчета в своих действиях, сердце это отказывалось принимать, а память слишком хорошо запомнила всю боль. – А я тебе не грозила никогда ни тем, ни другим – обида, это самое сильное, что когда-либо меня ранило и единственное, что так и не сумела простить мужу. Ведь назойливая мысль так и не смогла уйти из моей головы: а если бы Пейдж приказала, он бы меня убил?
Джо заводит мотор, выжимает сцепление, переключает передачу, кладет руки на руль и…Белое золото ловит первые лучи восходящего солнцу, отражаясь бликами в моих зрачках.
- Это что такое? – я сама не понимаю свои ощущения, но одетое обручальное кольцо на пальце Джо явно выбивает меня из равновесия, которое, в принципе, я и так не особо поддерживала. Наше обручальное кольцо. Точно такое же, как висит сейчас на моей шее, вместе с крестом. Какое счастье, что заглянуть под мою рубашку Джо не может.
- Сделал себя вдовцом, а я меня покойной женой? – даже не знаю, что сильнее: обидно, как он его носит или похвально, что он его до сих пор хранит. Нам девочкам простительны такие сантименты, а вот с мужчинами всегда все сложнее.

Дороги были разбиты, от постоянной езды по ямам начинало укачивать, поэтому я даже обрадовалась остановке. Если бы ещё Джо смотрел на меня чуть попроще, а не своим фирменным свинцовым взглядом. 15 минут – это сказка, в далекие двадцатые меня ограничивали и вовсе пятью минутами, а ведь у нас тогда были маленькие дети. Я удаляюсь от машины и, не поворачивая голову бросаю:
- Прекрати пялиться на мою задницу, уже горит пламенем. – а затем удаляюсь. Конечно в таких заведениях мало приятного, поэтому я стараюсь быстро взять все необходимое и поспешить к кассе. Реплики в мою сторону оставляют желать лучшего, кто-то уже со скрипом отодвигает стул, чтобы встать и «познакомиться поближе». Я достаточно быстро проскальзываю в уборную и закрываюсь на щеколду. Конечно, она меня не спасет, если сюда действительно захочет кто-то зайти. Я выдавливаю на только что купленную щетку только что купленную пасту и быстро чищу зубы, затем умываюсь и долго держу руки под ледяной струей воды, чтобы унять дрожь. Нужно кофе, но его будут слишком медленно готовить, для моей внешности это убийственно. Я быстро выхожу из комнаты и следую к выходу, где меня уже поджидает два чебурека. Их плечи больно врезаются в мои как раз в самом дверном проеме.
- Вон там у бензоколонок стоит один ублюдок, которому плевать кто ты, застрелит одним выстрелом, если дотронешься. – не знаю уж почему они решили не проверять на деле, возможно время ещё было слишком раннее для разборок, но один из чебуреков отступил, а второй не стал препятствовать дальше.
- Держи на перекус – я кладу пакет с пирожками рядом с Джо. – Наверное, забыл уже, когда питался в последний раз. – и это даже не вопрос, а утверждение. Я и сама не помню, когда в последний раз ела, вчера или это было уже два дня назад. Мы проезжаем мимо кафе, на выводе нас провожают двое моих новых знакомых. – Те чебуреки такие славные ребята, хотели с тобой познакомиться, но я сказала, что мы спешим – я откусила один из пирожков и только тогда поняла на сколько проголодалась.
Через полчаса по дороге-камикадзе меня срубил сон. И все было бы супер, но за последний месяц сон стал не самым моим лучшим другом, а все потому, что такие отборные кошмары друзья поставлять просто не могут.  Сначала ты мучаешься, потому что переживаешь этот сон, потом ты мучаешься из-за того, что не можешь проснуться, ну а потом ты глохнешь от своего собственного крика. Именно так я проснулась и в этот раз. Сначала было сложно сориентироваться где я нахожусь, затем меня одолел психоз, почему я пристегнута, т.к. спросонья не разобрать пристегнута ли я или чем-то привязана, ну а потом наткнулась на презрительный взгляд Джо.
- Извини – я ерзаю на кресле, стараясь сесть поудобнее, но сердце в горле стучит так гулко, что мне становится ещё больше не по себе, а ремень лишь усугубляет положение. Я стараюсь выровнять дыхание и просто смотреть вперед на дорогу, однако ничего не выходит. – Останови машину. – сначала я говорю это достаточно тихо, но мы не останавливаемся. Паника нарастает, я отстегиваю ненавистный ремень и уже срываюсь на более громкий возглас – Джо, останови машину – я бы выпрыгнула из неё на ходу, если бы он не затормозил. Только тормоза заскрипели, как я вывались на ватных ногах на землю, с силой хлопнула дверью и спустилась вниз по обочине.
Долбанная посттравматическая хрень. Я пинаю с земли камень, затем просто пинаю землю, потом делаю много вдохов и выдохов, пока состояние тревоги не начинает отпускать.
Через три минут я возвращаюсь к Джо.
- Поделись сигаретой – заявляю неожиданно для самой себя, прекрасно понимая, что это может и не помочь, но почему бы собственно и не попробовать. В 43 года-то.

пост от старшенькой

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

Выдержка из анкеты

VII Бессеребренник Иуда (Saint Judas)
» Джо не скрытный— он немногословный, крайне мрачный, но идущий на контакт, никогда не прячущий свои глаза. Вечно изучающий взгляд шныряет по комнате, подмечает любые детали, оценивает обстановку. Складывается впечатление, что он вечно напряжен как загнанный зверь, но, поверьте на слово, вы не знаете, что значит напрячься в понимании Джо.
» В мужчине с 18 лет пытаются ужиться мудрый семьянин и самоотверженный борец с несправедливостью. Этот конфликт не может разрешится и посей день, разрушив прекрасный брак и собственную психику. Джо скептичен во всем, старается принимать решения исходя из общего блага, а не то что хорошо для одной единственной личности. Но это не мешает ему быть самоотверженным если дело касается дорогих ему людей.
» Джо редко смеется, но достаточно часто ухмыляется. Вместо людей он часто видит подобии животных, псов, котов, знает как с ними общаться, как их обхитрить, со всеми в общении он занимает позицию “над”, возвышается. Жизнь для него уже пройденная дорога, люди его перестали удивляться, единственная причина жить и рисковать своей жизнью в этой войне— это сделать мир чуточку лучше для своих детей.
» Старого пса новым трюкам не обучишь, говоришь? Это явно не про Джо, безупречный, аналитический ум с годами стал только яснее, отбросив все возможные эмоциональные переменные, он выстраивал отношения в коллективе так, что с легкостью мог стать как лидером, так и помощником лидера без желания претендовать на его лавры и обязанности. Но больше всего Делавер любит работать один, как по части аналитики, так и в поле.
» "В Техасе люди простые". Этот стереотип отчасти Джо и сам принял. Мужчина избегает всячески философские вопросы, ему чужды терзания души и мечущийся инфантилизм других поколений(бес в ребро тоже прошел мимо него), но, работая с молодыми оперативниками, он потихоньку начал проникаться их проблемами, любя давать простые, порою странные советы из разряда: "бери быка за рога", "не объездишь кобылу — не поймешь" и другой, понятный лишь ковбоям прерий, фольклор.
» Что касается его мировоззрения, то Джо не может служить верой и правдой людям, которые подозреваются в терроризме. Делавер считает, что Итан, хоть и выглядит как говнюк, говорит как говнюк и вообще по сути является говнюком на первый взгляд, у него хотя бы есть четкая позиция, желание удержать от мир от безумия и хаоса, когда Риндт прикрывается высосанной из пальца околобиблейской моралью, выводя людей на улицу и сталкивая между собой. Как юрист, он считает, что Линколь мог бы и законным способом доказать свою правоту, как гражданин правового государства, а не бежать из тюрьмы, как преступник, и более того— призывать людей к оружию.
» Джо сложно назвать верующим, но мужчина крайне падок на всякого рода знаки и символы, именно они служили векторами во многих его действиях: от решения стать отцом до предательства своих товарищей ренегатов.

0

150

Actions speak louder than words do, it's pretty quiet, isn't it?
https://i.imgur.com/lkpVx77.png

     W       A       N       T       E       D     
lance hopper      psychometry      vigilante      35 y.o.

I’m drowning in deep water, and I don’t know whether I’m swimming for the surface or the bottom.
РОМИ РАМЛОУ И РЭЙ ГАМИЛЬТОН В ПОИСКАХ СТАРОГО ЗНАКОМОГО

» имя, возраст:
Лэнс Хоппер1, ~35 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Сержант 4 юнита отряда стратегического реагирования при Департаменте Полиции Нью-Йорка (SRG NYPD).

» способность:
Психометрия2.
» сторона:
Вигиланты, боевая группа3 главного штаба в г. Баттл-Крик, шт. Мичиган.
» статичное изображение:
Ссылка.

Детство Лэнса прошло в постоянных разъездах по штатам, виной которым был его отец — профессиональный, но не очень удачливый питчер, который отчаянно скакал из одной команды в другую в попытках укрепиться в стартовых составах в Национальной Лиге. Все эти переезды сопровождались, казалось, бесконечными скандалами старшего Хоппера с женой — матерью Лэнса — отказавшейся от карьеры музыкального критика ради семейного счастья и стабильности, которые он обещал, но так и не смог ей дать. Таким образом, мальчик взрослел в напряженной семейной обстановке, часто становясь свидетелем материнских истерик — разумеется, это сказывалось на его собственном моральном состоянии, и в школьные годы Лэнс довольно часто вымещал свою злость от недостатка семейного уюта на сверстниках. Положение усугубляло пробуждение Лэнсом собственного дара, который позже был классифицирован как «психометрия» — мальчишка крайне негативно воспринял новости о том, что он — носитель, и сильно страдал на первых порах, потому что считал себя уродом. Его боязнь всеобщего осуждения, на которую накладывались неурядицы в семье, постоянные путешествия по всей территории Штатов, а также низкий уровень умения адаптироваться на новых местах напрямую влияли на его навык социализации, поэтому неудивительно, что к окончанию обучения в школе у него вообще не было друзей. Да и в аттестате об образовании у него творилось непонятно что, и закончил школу он в принципе исключительно благодаря собственной хитрости и умению задобрить преподавателей — пожалуй, одних из немногих людей, с которыми парень сам стремился найти общий язык — просто потому, что ему это было выгодно.

Таким образом, к своему совершеннолетию Лэнс даже представить себе не мог, чем хочет и должен заниматься дальше. Поиски себя и неистовое желание оставить родительский дом привели его в Корпус морской пехоты, и Лэнс практически сразу понял, что его место здесь. Нельзя сказать, что служба давалась ему чересчур легко, но в конечном итоге он стал хорошим, дисциплинированным солдатом, без лишних вопросов выполнявшим любой приказ командования, и делавшим свою работу на совесть. Более того, в морской пехоте он, наконец, нашел друзей, а своей способности — применение, став, пожалуй, главным следопытом в своем батальоне, способным безошибочно выследить любую цель.

По долгу службы побывал во многих горячих точках — в том числе, в Ираке, Афганистане и на Курильских Островах. Военные конфликты практически не способствовали его продвижению по службе, но он никогда не гнался за воинскими званиями и орденами, слепо проникшись идеей, но не перспективами.

Внезапные вести о диагностировании и быстром развитии болезни Паркинсона у отца вынуждают его оставить службу и вернуться в Нью-Йорк. Он был нужен семье, и даже согласился с матерью, с самого начала утверждавшей, что ему нужна «нормальная» работа, где ему не потребуется рисковать собой, либо делать это в куда меньшей степени (видимо, под этим подразумевалось трудоустройство охранником или сторожем), но надолго его не хватило, и пару месяцев спустя Лэнс уже заступал на свое первое дежурство в четвертом юните отряда стратегического реагирования в звании сержанта под командованием капитана Рида Саммерса.

Когда мир узнал о Линкольне Риндте, и уровень волнений начал подниматься до критической отметки, Хоппер в составе отряда был ответственен сначала за разгон демонстрантов, и позже — за их арест и определение за решетку. И если раньше четвертый юнит ловил всех без разбора, то со временем Лэнс начал замечать, что Рид начал отпускать так называемых «вигилантов», а потом и вовсе перестал обращать на них внимание, сосредоточившись на арестах сторонников «гостя из будущего». Хопперу, придерживавшемуся нейтральной позиции, были непонятны мотивы товарища, но взрыв в штаб-квартире ООН расставил все точки над «i», и когда Саммерс, объявивший, что поддерживает Итана Элдермана, позвал всех за собой, Лэнс был в числе первых согласных, потому что всецело доверял капитану Саммерсу и его решениям. Однако, его лояльность разделили не все. Когда четвертый юнит обнаружил, что в их рядах есть люди, поддерживавшие ренегатов, на них была объявлена охота, и именно Хоппер был тем, кто нажал на спусковой крючок, когда одного из предателей удалось выследить. Его лояльность не поддается сомнениям, но с одной маленькой оговоркой — несмотря на то, что он и сам начал проникаться идеями Элдермана, помня о том, как присягал на верность своей стране, он все еще больше боец четвертого юнита SRG, нежели солдат вигилантов.4


Хоппер и Роми5

♫ imagine dragons — bad liar

Роми встречает Хоппера в душном Афганистане: сентябрь 32-го выдается жарким, пыльным и щедрым на песчаные бури; Роми совершенно справедливо считают ребенком, сунувшим пальцы в розетку, — в такое пекло добровольно лезут только «ебнутые на всю голову», о чем Хоппер и говорит, а после лениво советует защищать глаза: гребаный песок повсюду.

(За полгода, прошедшие с впервые услышанного «вашего отца наверняка уже нет в живых», от обещаний — «мы обязательно выясним, что случилось», «накажем виновных» — так и не стало проку. Роми сыта по горло. Роми хочет знать правду.)

Хопперу все равно, какого лешего безумная гражданская скандалит с его начальством, он всеми мыслями уже дома: эта командировка последняя, его ждут холостяцкая берлога в Нью-Йорке, новая должность и неловкие обеды с матерью в Маленькой Италии. Хоппер, как и другие, говорит Роми лишь то, что знает наверняка: вещи Стивена Рамлоу и прочих пленных были найдены к юго-западу от Дарвешана, но дальше никаких следов. Хоппер лично искал зацепки — ничего.

Между ними на самом деле почти нет общего. Только пуля, навылет прошившая ей плечо, и рука Хоппера, зажимавшая эту рану до выхода с линии огня. Просто по возвращении домой жизнь кажется пресной, она звонит ему первая, и неожиданно им есть, о чем поговорить: детские обиды, рабочие трудности, «baby it’s cold outside».

(Черт, из всех мужчин Ромолы, Хоппер единственный, с кем она действительно разговаривала.)

Что дальше? Разные часовые пояса, почти две тысячи миль между Нью-Йорком и Солт-Лейк-Сити… Лэнс не романтик: только подростки верят в то, что на расстоянии отношения становятся крепче. Они оба как паззлы из разных наборов, упорно пытающиеся сложиться в одну картинку, ну, ту самую с белым забором, золотистым ретривером, домом, за который расплачиваешься полжизни. Но за неделями идут месяцы, а они все еще пробуют, планируют, радуются встречам. С таким ритмом жизни у каждого свидания — даже того, где по сценарию остаются дома, — привкус новизны.

Впервые с юности Хоппер не чувствует себя заложником в отношениях, которому полагаются пытки за любое неверное движение. Роми крепче спит, потому что не знает, где он: он не рассказывает о перестрелках на нью-йоркских улицах, она — о том, как в ближайшем баре ее пытались подцепить. Парадокс, но для того, чтобы оставаться честными и открытыми, им обоим нужна дистанция и пространство. Его мать в ужасе. Хопперу смешно.

Роми подкупает прямолинейность Хоппера, подкрепляющего слова делом: ему ничего не стоит потратить полдня на дорогу, только чтобы увидеть ее, а потом встать ни свет, ни заря, чтобы успеть на работу. Они привыкают к жизни на чемоданах и к тому, что нужные вещи остаются забытыми на другом конце страны; они прокладывают маршруты на выходные и ломают кровати в придорожных мотелях; жизнь идет своим чередом: сюрпризы на дни рождения, свадьбы его/ее друзей, походы в Йосемитские горы и ночевки на озере Мичиган. Помолвочное кольцо Хоппер достает из кармана как бы между прочим, сидя за рулем и не глядя на Роми, только на серпантин дороги, скрытый в тумане.

Роми говорит «да». Роми не знает, зачем это делает. Ни он, ни она не горят желанием что-то менять в своей жизни; неизбежные переезды, скандалы и ультиматумы перспективой не вдохновляют. Его мать снова в ужасе.

Ее мать говорит:
— Свадьбы не будет.
— Это еще почему?

Хоппер нравится Ромоле еще и поэтому — ему плевать на мнение, одобрение, благословение Мартины Рамлоу. Мартина отвечает взаимностью. И если к Роми мать Хоппера со временем проникается (Роми всегда удавались невозможные вещи: Хоппер получает ранение, Роми прилетает из Юты уже через пять часов), то ее матушка остается по-прежнему холодна.

— Ты не знаешь Роми так, как я, — и на этом откровении Мартины семейный ужин подходит к концу. Роми любит Хоппера, честно. Только, мама, как всегда, оказывается права.

В сентябре 33-го они попадают в аварию: в машину Хоппера со стороны пассажира впечатывается неуправляемая Тесла, скорая помощь приезжает быстро, «вам не о чем беспокоиться, мистер, все будет хорошо». О ребенке, о котором они даже не знали и которого теперь не будет, они с Роми не заговаривают. Как и о многом другом: Лэнс все чаще слышит длинные гудки в трубке и видит свои сообщения доставленными-непрочитанными. Впервые за целый год расстояние мешает им говорить.

В быту способность доставляет ему одни неудобства. Хоппер тщательно охраняет свое личное пространство, но еще тщательнее сам старается не залезть в чужое: чужие секреты зачастую вызывают мигрень и позывы к рвоте. Роми приезжает к Новому году, прямиком из Северной Каролины, где на месяц застряла в командировке. Целуя ее на Таймс-Сквер, Лэнс уже знает, что в Каролине она спала с другим, не раз, и не два, и не три. Знакомый чемодан с вещами, для которых в его шкафу выделена половина места, рассказывает ему больше, чем она сама. Впрочем, Роми не отрицает. Но оставляет кольцо себе.

(Когда у нее спрашивают, какое новое имя ей хочется, Роми невесело хмыкает; на поддельных документах написано «Лора Хоппер».)

Нет, они не связываются друг с другом, когда Америку поражает война. Нет, не пробуют построить заново давно сгоревшие мосты. Они разошлись и не остались друзьями; каждый пошел своей дорогой. Но это не значит, что не осталось воспоминаний: Роми помнит дорогу к озерному домику, принадлежащему его семье, Роми знает, как обмануть охранные системы (помогала их ставить), Роми возвращается туда, как много раз до этого во времена лучшей жизни, когда становится некуда больше идти. И Хоппер ей позволяет.

Он оставляет для нее ключи.

Хоппер и Гамильтон

Они держались друг от друга максимально далеко, и в то время как остальные думали, что здесь имеет место быть какая-то личная неприязнь, ни Хоппер, ни Гамильтон не испытывали никаких предубеждений — просто так повелось с первого дня, и изменить это было не под силу даже капитану Саммерсу, который пару раз проводил беседы тет-а-тет и с тем, и с другим, однако, и Лэнс, и Рэй только и делали, что снисходительно вымученно улыбались, утверждая, что все в порядке, никаких конфликтов между ними не существует, и на работу отсутствие коммуникации вне операций не повлияет.

Они не врали — волею случая оказавшись однажды в паре в ходе устранения вооруженной преступной группы (первая серьезная операция Гамильтона в составе SRG), они доказали на практике, что неплохо справляются, работая в команде. В тот день Рэй словил предназначенную Хопперу пулю. Часом позже Лэнс дал высокую оценку боевым и тактическим навыкам Гамильтона, умолчав о том, что новичок нарушил приказ и действовал не по разработанному плану.

Они не стали друзьями — в принципе не могли в силу своей отрешенности — однако, Хоппер был первым, кто пожал Рэю руку в завершении последнего дежурства, после которого Гамильтон должен был заступать на службу в министерство по делам носителей. «Удачи, приятель» — с усмешкой сказал он в то утро, и Рэй задумался о том, насколько искренними были его слова, потому что настоящего Лэнса Хоппера за несколько лет службы Гамильтон так и не узнал.

А вот Хоппер знал абсолютно все, и теперь, когда знакомое имя всплыло в списке приоритетных целей, Лэнс уверен — с его знаниями и опытом устранение предателя — это всего лишь вопрос времени.

дополнительно

● превосходный боец на дальних и средних дистанциях, намного слабее в рукопашной схватке;
● практически никогда не снимает перчатки (!);
● чистоплюй и педант — в его жилище всегда чисто и все расставлено по своим местам; не любит, когда кто-то трогает его вещи (в том числе и оружие) — и да поможет вам бог, если вы что-то взяли и не положили туда, где лежало;
● знает намного больше, чем может показаться на первый взгляд; о многом предпочитает умалчивать, сохраняя информацию для особых случаев — например, если вы когда-нибудь можете оказаться полезны;
● достаточно хитер, чтобы крайне избирательно дружить — только в том случае, если может извлечь из дружбы какую-то пользу; в остальном же старается держать дистанцию, из-за чего на первый взгляд кажется высокомерным ублюдком;
● неплохой шахматист.

1 — фамилию и внешность менять не хотелось бы, над именем еще можно подумать;
2 — если с психометрией не выгорит, можно рассмотреть вариант способности, так или иначе связанный с манипулированием памятью, но в приоритете, конечно, изначальная версия;
3 — есть еще Олден, который тоже ждет Хоппера, чтобы поработать вместе в боевой группе;
4 — биографию можно обсудить и скорректировать, главное, чтобы история Хоппера была интересна вам; идея в том, что, несмотря на трудности с этим в юности, в настоящее время Лэнс тот еще приспособленец (быстро адаптируется к переменам) и довольно опасный враг (благодаря способности);
5 — от себя скажу: это не заявка в пару, feel free строить собственные сюжеты и развивать персонажа, как душе будет угодно, но я очень люблю нашу линию в прошлом, всегда на связи и помогу с игрой;
6 — из пожеланий: посты от третьего лица, заинтересованность в развитии персонажа и готовность участвовать в сюжетных квестах;
7 — по всем вопросам вы можете связаться как со мной, так и с Рэем, регистрируйтесь, мы вас ждем  http://sd.uploads.ru/dUpky.png


P.S.

Мы не ищем второго Меченого, но вдохновиться есть чем:
https://69.media.tumblr.com/2b2f6499e13bf384e33ed963c3d8449d/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo1_400.gif https://69.media.tumblr.com/d74ff77f69e17dff2a7ba37cf2628650/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo9_400.gif
https://69.media.tumblr.com/f9d34d1c7b232ebc629ce9695938b07e/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo2_400.gif https://69.media.tumblr.com/f354335a5d8cc7a1d5c5e8a95aa921e2/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo8_400.gif
https://69.media.tumblr.com/b2f6496b3e4b70f015ac5a6308d58447/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo6_400.gif https://69.media.tumblr.com/cd20b9e764bbf9c383d1a2bedb1fcbbd/tumblr_php0p3xbzs1uqfsrjo5_400.gif
© netflixdefenders

пример поста Роми

Роми никому не желает такого счастья — себя. Знает же, что это больно, — становиться для кого-то «той самой», к которой возвращаются бумерангом, как бы далеко не забрасывала судьба. Рамлоу не фаталист и не фатальная женщина, но имеет за пазухой дюжину фатальных изъянов: у каждого есть имя, фамилия, причины полезть в петлю. Честно: никакая она не особенная. Просто достаточно умна и удачлива, чтобы выжить там, где другие идут ко дну.
В восемнадцать, впрочем, Роми играла с огнем охотнее, чем десятилетием позже. Пока Хоакин заглядывался на ее ключицы, шутил о том, что предначертано на небесах, дразнил ее «забавными» историями из детства, Роми тоже смеялась, но, скорее, над матерью, чем над собой прошлой, способной на полные обожания глупости.
— Бросьте, доктор Арайя, — говорила она, стряхивая пепел с тонкой дамской сигаретки в хрупкую пепельницу из мутно-зеленого стекла, — время уже не то. Я больше не верю в принцев и «долго и счастливо». Разве мама не говорила? — Роми смотрела в глаза и была серьезна, на тысячи лет серьезнее своих ровесниц, бросающих завистливые взгляды, перекрестной мишенью сходящиеся у Хоакина на затылке. Роми курила, невесело хмыкала, поправляла уложенные волосы, упорядочивала мысли. Кафе, приютившее их и Венеру, стоило припустить промозглому весеннему дождю, оказалось людным спортбаром. Какая уж тут романтика, если «Бостон Селтикс» проигрывают. — Из принцессы выросла дракониха. Или что-то вроде того.
Мартина, бывая в Массачусетсе, никогда не останавливалась у дочери, съемным квартиркам на территории кампуса — где на кухне встречались голые парни, заспанные девушки, но только не пакет молока, — предпочитая комфортабельные гостиничные номера, и Роми приходилось жертвовать утренней пробежкой ради семейных завтраков; называя фамилию матери на ресепшене — свою гребаную фамилию — Роми чувствовала себя посторонней, незваной гостьей, нарушительницей спокойствия.
Ей действительно много досталось от матери: тот же профиль, темные кудри, неуемная тяга к открытиям, рабочий цинизм; там, где Мартина видела перспективы, широкие горизонты, Роми выискивала углы, на которые можно нечаянно напороться. Стив всегда говорил, что они с Мартиной друг друга уравновешивали. Даже в режиме холодной войны не могли раздельно существовать.
Впрочем:
— Ошибаешься, — снисходительно улыбалась Роми, стоило Хоакину сравнить ее с гениальной матерью, и задумчиво гладила доверчивую и лизучую Венеру против шерсти. — Я похожа на отца.
Потому-то так больно было смотреть: на Мартину с Арайя, на Мартину с любым другим. Потому-то хотелось встряхнуть ее, осадить обжигающей оплеухой. Роми не умела ни доверять, ни верить, а Мартина не считала нужным что-либо объяснять… Когда Стив погиб пропал, вопрос, спала Мартина с кем-то или все еще дорожила клятвами, обесценился. Не для Роми, конечно. Роми не умела ни прощать, ни забывать обиды. Роми не умела быть счастливой.

А теперь у нее никого не осталось.
Роми думает, что, наверное, это читается у нее в глазах: бесприютность, потерянность, жгучая вены усталость. Первое время Хоакин молчит, явно не ожидавший ее увидеть, и этот его пронзительный взгляд, от которого и зябко, и хорошо, ворошит внутри не то кубло готовых зашипеть змей, не то похороненные давным-давно воспоминания. Только сейчас Роми понимает, что в дороге навоображала себе Бог весть что. Что понадеялась, несмотря на то, что это чертовски тупо.
Когда Арайя срывается, сгребает ее в охапку, вжимает в себя, Роми одновременно выдыхает и застывает каменной статуей. Не зря. Всё было не зря: намотанные километры, выжатое сцепление, сомнения возле пропускного пункта. Хоакин, не зная того, стал для нее маяком, и теперь от света, резанувшего наконец по глазам, Роми слепнет. Жмурится, стоит ему отстраниться.
— Душу продам за горячий душ, — сипло выговаривает она, куда медленнее, чем хотелось бы. Почему-то сложно говорить серьезно. Руки у Хоакина большие, слегка шершавые, ласковые; Роми усилием воли заставляет себя отмереть, потереться щекой о его ладонь, улыбнуться хотя бы уголком рта. — Ты отрастил усы, — вдруг громко фыркает, на что Венера навостряет уши. — Сбрей немедленно, я тебя умоляю!

Она не плачет. После «экскурсии», неловкой демонстрации «жилища», знакомства с высунувшим свой нос Фрэдди, настороженного обещания, данного Хоакину, «рассказать все позже», Роми запирается в маленькой, как скворечник, ванной комнате и ступает под еще до конца не прогревшуюся воду. Холодные капли жалят беспощадно, как и хаотичные воспоминания обо всем, что случилось с ней с начала войны, о том, о чем рассказывать она определенно не будет. Роми прикрывает глаза и… нет, все еще не плачет. Вздрагивает, когда за дверью слышится напряженный голос. Нужно ли ей что-нибудь? О. Разумеется. Все ли с ней в порядке? Какой сложный вопрос.
— Что-нибудь, во что можно переодеться? — Рамлоу перекрикивает шум воды и растирает лицо, надеясь свести с него затравленное выражение.
Она не задерживается в душевой кабинке, не тратит время впустую. Завернувшись в полотенце, шлепая босыми ногами по полу, оставляя после себя мокрые следы и деревенея от холода, Роми появляется Хоакину на глаза и сразу же переходит к делу:
— Она была здесь? Мартина? Когда вы виделись в последний раз?
Роми никому не желает такого счастья — себя: счастье недолговечное, чего не сказать о боли.

пример поста Рэя

— Клинт Ричардс, старший офицер штурмового отряда, город Кеноша, штат Висконсин. — проверяющий на предмет физических повреждений штурмовую винтовку в арсенале Клинт выпрямился во весь рост и отдал честь, после чего, закончив с обязательной (во всяком случае для него) частью, пожал ренегатам руки. — Мы уже знакомы, но пускай будет по протоколу, лады? Вроде никому не мешает. Рад видеть вас. Слыхал о недавней заварушке — все нормально? Все целы?
Конечно, он не знал подробностей, и даже догадываться не мог о том, что там происходило, и через какие мытарства пришлось пройти ренегатам, чтобы выбраться живыми, но интуиция подсказывала, что то был далеко не Диснейленд. Однако, слишком сердобольный Клинт не мог не спросить — сказывалось беспокойство за каждого из тех, с кем приходится воевать плечом к плечу. Впрочем, Ричардс о многом догадался, стоило ему посмотреть на капитана, облюбовавшего дальний угол оружейной и с угрюмой миной перематывавшего руку эластичным бинтом. И он наверняка поинтересовался бы, что с рукой и как обстоят дела сейчас, но ему хватало ума и опыта не лезть к Гамильтону с вопросами, на которые обычно можно либо получить раздраженно-сухие ответы без каких бы то ни было дополнительных сведений, либо не получить ответа вовсе, поэтому вместо того, чтобы испытывать на себе фирменный взгляд исподлобья, которого ему в принципе хватило на годы вперед во время еще совместной службы, Клинт вновь повернулся к более сговорчивой части их сборного отряда.
— Красински уже идет сюда.. а вот и он, кстати, — доложил он, провожая взглядом к одному из стеллажей с огнестрелом поприветствовавшего всех Стэна, — Поэтому... все в сборе? Если только командование не решило докинуть нам пару боевых единиц — лишними бы они явно не были, учитывая, что там, как я понял, жарковато, — зарядив штурмовую винтовку и поправив разгрузочный жилет, Ричардс все-таки решил обратить на себя внимание командира. — Рэй, сколько у нас времени до полной готовности?

Вообще медгруппа довольно быстро подлатала его — да так, что он уже, как он сам думал, может возвращаться в строй и принимать участие в боевых действиях. Конечно, сотрудники лазарета под управлением Нив Монахан настоятельно рекомендовали ему на некоторое время держаться подальше от чрезмерных нагрузок и стрессовых ситуаций, и пока сросшиеся благодаря дару одного из медиков кости не окрепли лишний раз не напрягать поврежденную конечность и вообще участвовать в операциях исключительно как координатор. Однако, если Рэй чувствовал, что может драться, он обычно пренебрегал наставлениями врачей. Возможно, это аукнется ему в будущем, но Гамильтон предпочитал не загадывать и не накручивать себя.
Поэтому, закончив с перевязкой, он накинул на себя маскировочный камуфляж, следом — разгрузочный жилет, и поднялся со скамьи, чтобы забрать со стола винтовку и пару пистолетов. Передернув затвор, капитан поднял оружие стволом кверху и обратил внимание собравшихся вокруг ренегатов на сенсорную панель с выведенной на нее картой местности.
— У нас две минуты, поэтому еще раз по плану: когда попадем туда, надо будет рассредоточиться, чтобы зайти с разных сторон. Откуда заходит каждый из вас вы знаете. Так у нас будет возможность проследить перемещения наших, да и желтых в кольце зажмем — будем контролировать и их тоже. И да, запомните, — он вновь поднял голову и оглядел всех участвующих в операции боевиков, — О возможности захвата врага думайте в последнюю очередь. Наша задача сейчас — эвакуировать наших, поэтому будет лучше, если будем стрелять на поражение. Приоритеты — эвакуация ренегатов и ликвидация отряда противника. Всем все ясно?
— Так точно, — отозвался Клинт, поднимая оружие и цепляясь за него более удобным хватом.
— Бэкер, готов? — говорит капитан в микрофон гарнитуры, проверяя связь и одного из их в большинстве случаев бессменных координаторов. — Здесь — все готовы? — последний вопрос членам отряда, и когда утвердительный ответ получен, Рэй зовет Хьюстона, который должен доставить их прямо в зону боевых действий. — Открывай. Мы выходим. — решительно командует капитан, после чего натягивает на голову балаклаву и тактический визор, и, активируя маскировочную систему, шагает в портал.

В Канзас Сити было душно и воняло гарью, и если учесть причину, по которой отряд здесь оказался, Рэй запросто мог списать это на развернувшееся на кладбище Элмвуд противостояние, о масштабах которого мог пока только догадываться. Было ясно только то, что вигиланты давят, и там действительно развернулся целый театр боевых действий — об этом говорили и одиночные выстрелы вперемешку с автоматными очередями, и сотрясший воздух взрыв. И интуиция подсказывала, что если они будут мешкать, то хрена с два проведут эвакуацию успешно, поэтому чтобы спасти своих людей им надо пошевеливаться.
— Докладывать сразу, как только увидите кого-то из наших. Все на позиции, живо! — командует капитан и спешит на север по Огайо-стрит, чтобы свернуть на 12-ю авеню и зайти оттуда, пока остальные разбежались по сторонам, оставив Ричардса на западном фланге в гордом одиночестве.
Передвигался Рэй стремительно, не забывая при этом об осторожности. И ему было плевать на сбоившую периодическими глитчами маскировочную систему — это именно та ситуация, когда противник слишком занят, чтобы заметить забагованный камуфляж, но маскировка не была лишней, потому как позволяла подобраться как можно ближе без опасения быть раскрытым.
Скрываясь за могилами и массивными каменными склепами, Гамильтон то и дело сверялся с закрепленным на левом запястье экраном навигации, на котором точками были отмечены остальные члены отряда. И голос Миддлтон разрезал временную тишину в эфире как раз спустя несколько секунд после того как один из маркеров сначала застыл в одном положении, а после и вовсе пропал с карты.
— Бэкер, — вызывает хакера капитан. — Мы потеряли связь с Красински, попробуй выйти на него напрямую. Доложи о результате. Остальные — продолжаем наступление.
Визор фиксирует движение впереди: три цели близко, еще две — дальше, но сигнатуры именно дальних целей совпали с теми, которые были известны на момент начала операции.
— Роулинс и Сивер. Внимание: вижу Роулинс и Сивера, — незамедлительно дает информацию Рэй, и присматривается к тем, что ближе. Есть и третье совпадение, но то был совсем не друг, и Гамильтон оповещает отряд о том, что гребанный предатель Джо Делавер тоже здесь. По остальным информации не было, но никаких сомнений и быть не может — тоже прихлебатели Итана.
— Прикройте Сивера с флангов. Этих троих мы с Ричардсом берем на себя. Ричардс, понял? — командует капитан и заряжает подствольный гранатомет. Если отвлечь Делавера и его корешей, и если остальные не налажают, перед Растином откроется коридор, которым Бэкер выведет его с Аланой на руках к точке эвакуации. Но пока этого не случилось и Сиверу все еще тяжело продвигаться вперед задача Рэя — сделать так, чтобы желтые как минимум поджали жопы, как максимум — подохли к чертовой матери.
— Огонь по моей команде, — он держит палец на спусковом крючке и еще через пару секунд дает залп. Снаряд падает где-то позади противника и под громкий хлопок разносит в клочья несколько надгробий.
— ОГОНЬ.
С запада послышались короткие автоматные очереди. Не теряя ни секунды, Рэй, присоединившись к Клинту, открыл огонь со своей позиции по месту дислокации Делавера. Скрываться больше не нужно — наоборот — теперь необходимо максимально громко заявить о своем присутствии.

0


Вы здесь » ARTiSHOCK » ПАРТНЁРСТВО » REVOLT